Мой венок (2 стр.)

Тема

В последнее время я ужасно не любил разных оригиналов - у меня были к этому основания,- так что квартирка также очень мне не понравилась.

Мой помощник сегодня побывал в ЖКХ и принес мне оттуда на Виталия Юлиановича следующие сведения. Ему - сорок пять лет, холост, имеет однокомнатную квартиру полезной площадью 19,5 квадратных метра, работает инженером в институте Метрологии, задолженности по квартплате за ним не числится, жалоб от соседей на него не было. Интересоваться Соколовым на его работе пока я не стал: там всегда могут найтись сострадательные личности, чтобы предупредить человека, что им занимается милиция, мне же хотелось увидеть неподготовленную реакцию на мое появление.

-  Присаживайтесь,- сказал Соколов, подставляя мне табурет. Я сел. Он также уселся на свой топчан. - Чем я могу вам служить?- спросил он.

-  Я должен опросить вас в качестве свидетеля по делу об исчезновении Анны Кондратьевой.

-  Пожалуйста, опрашивайте,- сказал он, поправляя очки,- но только я не знаю, о ком идет речь.

-  Вы не знаете. Посмотрите на фотографию. Вам знакомо это лицо?- я ему подал карточку.

Он поглядел на нее и сказал: - Да, да- я вспомнил. И что вы хотите у меня узнать?

-  Прежде всего - откуда вам стало известно об ее смерти?

-  Простите, я об ее смерти ничего не знаю.

-  Виталий Юлианович, объясните, будьте добры: то вы говорите, что ее нет в живых, то утверждаете, что ничего об этом не знаете -как вас понять?

Соколов стал нервничать и завозился на своей кушетке.

-  Как я вам объясню?- сказал он.- У меня просто есть такое предчувствие, что эта девочка умерла, но что с ней случилось конкретно, я не знаю, да и не хочу знать - это уже видимо сфера интересов милиции, а не моя.

-  Милиция этим и занимается,- сказал я.- Постарайтесь все же объяснить, Виталий Юлианович, откуда вдруг такое странное предчувствие? Как оно у вас появилось?

-  Я говорю вам - я не знаю. Ребятишки в школе разложили передо мной какие-то фотографии, я лишь только посмотрел на одну из них, сразу решил, что этого человека нет на свете.

-  Фотография отличалась чем-то от других?

-  Да, она отличалась: она была холодной.

-  Другие, значит, были теплыми?

-  У живых людей всегда теплые фотографии. Если вы настаиваете, то мы можем проверить еще раз.

Соколов попросил у меня мое удостоверение, развернул его и положил на постель рядом с собой фотокарточкой кверху, возле него разместил снимок Кондратьевой и выставил над ними свои ладони.

-  Девочка холодная,- подтвердил он.

-  А мой снимок - теплый ?

-  Да.

-  Виталий Юлианович, кроме того, что вы сказали, вы больше ничего не можете добавить по этому делу?

-  Нет, ничего.

-  Тогда, Виталий Юлианович, у меня к вам - последний вопрос. Расскажите мне, пожалуйста, в чем заключаются ваши показательные сеансы, что вы на них делаете?

-  У меня есть все нужные разрешения,- сказал Соколов,- Я закончил курсы экстрасенсов в Киеве...

-  Я вас спросил не для того, чтобы вас контролировать, это не моя обязанность - просто я хочу немного для себя уяснить, что это такое ясновидение,- перебил я его.

-  Ну, я могу предсказать человеку что-нибудь из его будущего, или узнать о его прошлом, могу определить, в какой части тела у человека развивается болезнь, чтобы он вовремя обратился к врачу. У самого у меня нет медицинского образования, поэтому собственно диагнозов я не ставлю...

-  Да, но по нашему делу, честно говоря, вы узнали немного,- отметил я.

-  Если бы еще были какие-нибудь вещи,- сказал Соколов, задетый, кажется за живое,- А так...Это ведь не от меня зависит.- Он развел руками.

-  Виталий Юлианович, еще одно: не можете ли вы вспомнить, что вы делали 23 июня этого года днем? Это было во вторник.- задал я свой главный вопрос.

Соколов так вдохнул в грудь воздух, что я подумал, он будет сейчас возмущаться.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке