Сын Авонара

Тема

Аннотация: Маги остались лишь в сказках, их именем пугают детей. Четыре королевства давно очищены от скверны чародейства, быть обвиненным по подозрению в магии означает смерть или даже хуже…

Сейри, лейранская аристократка, живет в изгнании. Она не желает иметь дел с дворцовыми интригами, политикой силы, несправедливыми законами страны. Но ее мир рушится, когда она спасает от лейранских солдат беглеца, могучего воина, неспособного говорить и, похоже, помешанного.

Но в незнакомце скрыто больше, чем кажется. И теперь Сейри придется помочь ему вспомнить, кто он и что, прежде чем беглеца найдут те, кто вверг его в нынешнее состояние… и предотвратить гибель мира.

Кэрол Берг

1

День летнего солнцестояния, четырнадцатый год правления короля Эварда

Утренний ветер трепал старую красную шаль, пока я преодолевала последние метры, пробираясь к вершине изогнутой серпом скалы хребта Браконьера, которую деревенские называли Палтарр. Короткий переход по правому краю, и я уселась на каменный трон, словно лейранская герцогиня, приготовившаяся наблюдать за празднованием летнего солнцестояния. Но пока подруги моего детства будут отмечать самый длинный день в году, глазея на жонглеров и глотателей огня и подсмеиваясь над дамами и рыцарями, выступающими чопорной вереницей в том, что называется «народными танцами», я буду любоваться формами и оттенками тянущихся до самого горизонта серых каменных глыб.

За хребтом, простирающимся к западу на две сотни лиг, поднимались покрытые снегом вершины Стены Дориана, их белое сияние слепило глаза. На севере колыхался темно-зеленый океан леса. На востоке, плавно понижаясь, местность образовывала лоскутное одеяло из лугов и ферм. Фермерские участки, разграниченные каменными оградами, спускались к отливающей бронзой реке Дан и окутанной дымкой деревне Данфарри, притулившейся к ее берегам. Место, достойное уединения.

Разгоралось утро, я сунула флягу с водой в холщовый мешок на поясе, стряхнула мусор с тряпок, намотанных на кисти рук, и принялась за дело, ради которого пришла, — поиск красящих растений, в деревне их можно на что-нибудь обменять. Первый урок, который я усвоила, придя в Данфарри, а тогда я с трудом понимала, что еда поначалу растет из земли, не говоря уже о том, что за нею необходимо ухаживать и готовить на огне, — у тех, чей живот сводит от голода, не бывает праздников.

Около полудня, спина болела, грязные руки ныли, несмотря на обмотки, я ушла с палимой солнцем и продуваемой ветром вершины в тень сосен и дубового подлеска. Съела несколько сушеных фиг, жестких и наполовину засахаренных, и наполнила флягу в журчащем на поляне ручье, пытаясь решить, стоит ли вернуться на вершину и попытаться накопать еще одну связку шершавых заскорузлых кореньев или же спуститься к дому и заняться бесчисленными хозяйственными делами, которые необходимо переделать до заката.

Паук пробежал по истертой коже моего башмака. Застрекотала сойка. За ручьем какое-то крупное существо зашуршало папоротниками, скорее всего олень Эварда. Хищников, ни из мира животных, ни из мира людей, в лесистых холмах за домом Ионы не встречалось. Вражеских солдат тоже. Бесконечные сражения Лейран вел в далеком Искеране. Даже магических заклинаний, способных опорочить душу, не было в диком лесу. Как требовали на протяжении четырех с половиной веков жрецы и народы Четырех королевств, темные искусства и их приверженцы были истреблены.

Я подняла голову. Шорох явственнее, ближе, теперь его сопровождали размеренные приглушенные удары. Топот бегущих ног… человеческих… шаги замерли за деревьями справа от меня.

— Кто там? — позвала я, поднимаясь на ноги.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке