Голубой молоточек (3 стр.)

Тема

Облезлая поверхность стола контрастировала с элегантными панелями из индейского дуба вдоль стен комнаты. Баймеер не повернул к нам головы. Он всматривался в висящий над столом аэрофотоснимок — изображение самой большой дыры в земной поверхности, какую я когда-либо видел.

— Это была моя медная копь... — произнес он задумчиво.

— Я всегда ненавидела эту фотографию! — заявила его жена. — Как бы мне хотелось, чтобы ты снял ее!

— Благодаря ей у тебя есть этот дом, Рут.

— Разумеется, я безумно счастлива! Ты ничего не имеешь против, если мистер Арчер отсюда позвонит?

— Очень даже имею! Неужели в доме стоимостью в четыреста тысяч долларов не найдется угла, где человек мог бы посидеть спокойно?!

С этими словами он резко встал и вышел из комнаты.

Рут Баймеер оперлась о косяк двери, демонстрируя себя. Фигура у нее была уже не девичья, но теннис, а, быть может, и злость, помогли ей сохранить стройность и изящество.

— Ваш муж всегда так себя ведет?

— Не всегда. В последнее время у него паршиво с нервами.

— В связи с этой пропавшей картиной?

— Это только одна из причин.

— А остальные?

— В конце концов, это можно связать с картиной... — она колебалась. — Наша дочь, Дорис, учится в университете и начала общаться с людьми, которые кажутся нам неподходящим для нее знакомством. Знаете, как это бывает...

— Сколько лет Дорис?

— Двадцать, она на втором курсе.

— И живет с вами?

— К сожалению, нет. Она переехала в прошлом месяце, вначале осеннего семестра. Мы нашли ей жилье в Академия-Вилледж, рядом с университетом. Разумеется, я хотела, чтобы она осталась дома, но она заявила, что имеет такое же право на личную жизнь, как и мы с Джеком. Она всегда очень критически относилась к тому, что Джек пьет... И, если хотите, к тому, что пью я...

— Дорис употребляет наркотики?

— Думаю, нет. Во всяком случае, она не наркоманка, — с минуту она молчала, стараясь представить жизнь дочери, которая, казалось, пугала ее. — Я не в восторге от некоторых особ, с которыми она проводит время.

— Вы имеете в виду кого-то конкретно?

— Есть там такой парень, Фред Джонсон, она как-то приводила его домой. Собственно, он не так уж юн, должно быть, ему не меньше тридцати. Один из этих вечных студентов, которые крутятся вокруг университета, потому что им нравится атмосфера, а может, и легкие заработки.

— Вы подозреваете, что это он мог украсть картину?

— Ну, так однозначно я бы не сказала. Но он интересуется искусством. Работает научным сотрудником в местном музее и посещает лекции по этим вопросам. Он слыхал о Ричарде Хантри, у меня даже сложилось впечатление, что он немало знает о Нем. — Наверное, это можно сказать обо всех студентах местного факультета истории искусств?

— Думаю, да. Но Фред Джонсон проявил необычную заинтересованность этой картиной.

— Вы не могли бы описать мне его?

— Постараюсь.

Я снова достал блокнот и облокотился о стол, миссис Баймеер уселась в вертящееся кресло и повернулась ко мне лицом.

— Цвет волос?

— Светло-рыжие и достаточно длинные, на макушке уже слегка редеют. Компенсирует он это при помощи усов — у него такие длинные пушистые усы, похожие на обувную щетку. Зубы довольно скверные. Слишком длинный нос.

— А глаза? Голубые?

— Скорее зеленоватые. Честно говоря, именно его глаза меня немного волнуют. Он никогда не смотрит на собеседника, во всяком случае, когда говорит со мной.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора

Омут
23 106