Не входи в этот город

Тема

Аннотация: Срок смерти приходит однажды для каждого. Даже – для Богов. И тогда Старые Боги становятся Богами Мертвыми, Новые же – молодые – восходят на престол в мире Живущих. Так было века. Тысячелетия. Но однажды...

Однажды явилось в мир Живущих иное поколение Новых Богов. Богов, что не пожелали мирно ждать часа, когда уйдут в безвременье Боги Старые, возжелали же власти – прямо сейчас. Не знали Новые Боги, что, изгнав Старых до срока, не смогут они править миром Живущих – ибо нет в них еще надлежащей силы. И ныне…

И ныне содеяно – что содеяно. Мертвы Старые Боги, бессильны Новые, умирает магия Добра – и все глубже запускает когти в людские души магия Зла.

И ныне бродит по миру один из тех немногих, в коих теплится еще искра Света. Один из последних воинов-магов, что способны еще сразиться, мечом и заклятием, с могущественной Тьмой...

Тот, имя коему – Наемник Мертвых Богов...

Наемник мертвых богов 5

Жить и воспитывать детей бок о бок с эльфами – сущее удовольствие, но и сущее наказание. Конечно, детки растут крепкие, веселые, нельзя похаять. Но время среди эльфов течет по-иному. Если бы Ахатани и Халлис не спрашивали у эльфов, мы бы напрочь запутались с днями рождения. Однажды мы дожидались праздничного пирога без малого два года, зато в другой раз я чуть не рехнулся, справляя два дня рождения Тайона с разрывом всего в полторы недели. Опять же, наблюдая за играми, никогда не знаешь, то ли похвалить мальчиков за несвойственную их возрасту смекалку и храбрость, то ли поругать за то, что в их возрасте проводить время за такими детскими забавами просто стыдно. Когда я спрашивал эльфов, они неизменно пожимали плечами и недоуменно спрашивали: «А какая разница?» В конце концов я перестал допытываться.

Вот, скажем, сегодня. Пристала ли Тайону и Тенхалю такая игра? А эльфы им потакают. Совсем разбаловали. Хотя стоит ли их винить? Лодочку-то вырезал я сам.

Тайон и Тенхаль, визжа от восторга, гоняли лодочку взад-вперед по ручью. Эррон, тот самый эльф, с которым мы так славно в свое время пели у костра, стоял в ручье с закатанными до колен штанами и присматривал, чтоб забава не зашла слишком далеко: в лодочке сидел молодой эльф и ловко справлялся с парусом к полному восторгу обоих сопляков. Опять же понять не могу: на самом деле эльфы могут менять свой рост по желанию, или оно только так кажется? Эррон в ответ на мои расспросы только смеялся: «Конечно, по-настоящему. Как же иначе мы могли бы переночевать в чашечке цветка, если иного крова нет?»

В чашечке цветка, как же! Что-то я ни разу не видел, чтобы хоть один эльф с утра пораньше или в какое иное время щеголял, измазанный пыльцой. Впрочем, а кто их знает? С ними никогда ничего не поймешь.

– Тайон! Тенхаль! Обедать!

Мальчики оторвались от игры с сожалением, но безропотно. Я даже зажмурился, когда Тайон едва не наступил мне на нос.

– Вылезай, Наемник, – окликнул меня Эррон. Я, ворча, поднялся во весь рост. Ума не приложу, зачем эльфам понадобился Страж Границы? Затаиться в их обществе совершенно невозможно. Я-то думал, что на сей раз мне удалось – оказывается, нет. Пора бы уже перестать и пробовать.

Молодой эльф шагнул с лодочки на берег, мгновенно обретая свой истинный рост. Во всяком случае, думаю, что истинный. Эррон сел рядом со мной и привел закатанные штаны в надлежащий вид.

– А я раньше думал, что вы не можете ступить в текучую воду, – вспомнились мне мои прежние представления об эльфах.

– Побасенки, – засмеялся Эррон. – Сам видишь.

– Вижу.

– Это Силы Зла не могут, но сплетни кого угодно с кем угодно перепутают.

– Тоже верно, – я сел и потянулся. – Искупаться, что ли?

– Да нет, – покачал головой Эррон.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке