Одиннадцать сребреников

Тема

Аннотация: Шедоуспан — Порождение Тени — вор из Санктуария, столицы Мира Воров. Причем не простой, а знаменитый своей храбростью и ловкостью. И тем не менее даже столь авторитетный вор под напором обстоятельств вынужден бежать из полного опасностей города. Но от судьбы не уйдешь — эта прописная истина действует везде, даже там, где воровство выведено на роль искусства. Одиннадцать серебряных монет, способных стать целым состоянием для странника и бродяги, грозят смертью Шедоуспану и его спутникам.

Роберт Асприн

Роберту Линну Асприну и Линч Эбби, которые начали эту серию и не оставляют ее до сих пор

ПОКАЗАНИЯ ФЕРТВАНА-СКРЯГИ, КУПЦА

Первое, что я отметил, глядя на него — вы понимаете, просто первое впечатление, — что этот мужчина бедным отнюдь не был. Или этот мальчик, или этот юноша, или кто он такой… Какой там бедняк — при таком количестве оружия! На левом боку у него на шагреневом ремне, надетом поверх алого кушака — очень яркого алого кушака! — висел изогнутый кинжал, а на правом боку — один из этих ибарских ножей длиной с вашу руку. Нет, нож не был настоящим мечом, конечно же. Значит, его владелец не был воином. Однако это еще не все. Кое-кто из нас знал, что вдоль голенища его левого сапога в ножнах прячется тонкое лезвие с рукоятью без гарды — выглядело это оружие как украшение. Однажды я слышал, как он сказал старому Тампфуту на базаре, что это подарок женщины. Только я сомневаюсь, что это правда.

Мне говорили, что еще один «ножичек» у него спрятан между бедрами, вероятно, вдоль правого бедра. Очень неудобно. Может быть, именно из-за этого у него была такая походка. По-кошачьи мягкая и в то же время слегка деревянная. Походка акробата или напыщенного дурака.

(Не передавайте ему мои слова!).

Так вот, об оружии и о моем первом впечатлении относительно того, что бедным он не выглядел. На правой руке выше локтя он носил кожаный браслет, украшенный медью; за этот браслет был заткнут метательный нож, а второй нож был укреплен за широким напульсником из черной кожи на той же руке. Они были короткими. Я хочу сказать, короткими были ножи, а не браслеты и не руки.

В общем, оружия у него хватило бы на то, чтобы нагнать на кого-нибудь страху темной ночью или даже при ярком лунном свете. Представьте себе, что вы оказались ночью в Лабиринте или в каком-нибудь подобном месте, и тут из мрака этак надменно выходит юный головорез, обвешанный всем этим острым металлом! Как будто темнота породила его прямо у вас на глазах. Достаточно, чтобы вогнать в дрожь даже одного из неустрашимых церберов.

Да, именно такое впечатление он на меня и произвел. Порождение Тени. Почти такое же приятное, как подагра или водянка.

ПУСТЫНЯ

Люди, обитавшие в пустыне к северу от Санктуария, называли солнце Васпой. Это же слово обозначало в их языке демона. И теперь Ганс понимал почему.

Он никогда прежде не путешествовал по пустыне и надеялся, что ему никогда больше не придется этого делать. Он вообще не хотел пускаться в подобное путешествие — ни сейчас, ни когда-либо потом. Сегодня солнце воистину было демоном — демоном, вырвавшимся прямиком из Жаркого Ада. Вчера было так же, и наверняка так же будет и завтра. Ганс думал о Ледяном Аде почти с вожделением и молил о его дуновении.

Тем не менее дуновение Ледяного Ада они испытывали каждую ночь. Вскоре после заката — кроваво-красного пустынного заката — палящая жара сменялась свирепым холодом. Как возможно такое?

Лошади и онагр медленно тащились по дороге, изнывая от жары. Их всадники едва удерживались в седлах, обливаясь потом.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора