Память любви (132 стр.)

Тема

Моей матери и всем женщинам до нее было здесь хорошо.

Она обняла растерянную невестку с таким видом, словно брак между братом и Ронуин знаменовал исполнение всех ее желаний.

— Наверху, Ронуин, тебя ждет сюрприз.

Ронуин с недоумением нахмурилась, но тут же охнула:

— Энит?!

Кэтрин с улыбкой кивнула, и Ронуин, не сдержавшись, обняла жену Эдварда.

— О, спасибо, Кэтрин!

— Она предана тебе одной. Узнав, что ты жива, Энит так и рвалась поскорее снова тебя увидеть. А теперь, хочешь, я проведу тебя по дому? Я знаю его лучше, чем мой братец, который только и может найти спальню, кухню да отхожее место, — рассмеялась Кэтрин.

— Пожалуйста, — попросила Ронуин и вместе с аббатисой последовала за Кэтрин.

Рейф проводил их взглядом и улыбнулся. Увидев сестру, он испугался, что Ронуин прогонит ее, но, прежде чем она успела опомниться, чистосердечие и искренность Кэтрин победили. Он успел заметить облегчение, отразившееся на лице аббатисы. Кажется, все в порядке.

Рейф взял кубок с вином, принесенный предупредительным слугой, и уселся у очага.

Наверху Кэтрин показала невестке хозяйские покои со светлой дневной комнатой и гардеробной. Кроме них, были и еще две спальни, поменьше. И в каждой имелся очаг.

— Дом очень уютный, — добавила она, — а окна выходят на разные стороны. Даже в наши ужасные холодные зимы тепло не выветривается. Мать предпочитала дневную комнату залу.

Услышав ее голос, из покоев выбежала Энит.

— О госпожа, госпожа моя! — всхлипнула она и разразилась слезами.

Тронутая Ронуин обняла служанку:

— Все хорошо, Энит. Я здесь, и у нас теперь прекрасный новый дом.

— Да, госпожа, — шмыгнула носом Энит.

— Госпожа аббатиса, — попросила Кэтрин, — вы позволите доехать с вами до Хейвна? Боюсь, не смогу добраться домой до заката, а в такое время лучше путешествовать в большой компании.

— А твой муж не будет беспокоиться, дитя мое? — удивилась аббатиса.

— Нет. Я сказала, что попрошу вашей защиты. Со мной несколько воинов, а ваша дорога проходит всего в миле от Хейвна.

— Конечно, дитя мое, мы будем рады видеть тебя с нами, — кивнула аббатиса.

Откуда-то донесся детский крик, и Ронуин заметила стоявшую у очага колыбель. Подойдя ближе, она увидела спеленутого младенца. Малыш поднял на нее глаза, и Ронуин поспешно отскочила. У ребенка были глаза де Боло.

— О, — усмехнулась Кэтрин, — Недди испугал тебя! Прости! Но ему всего два месяца, и я не могла оставить его без присмотра в Хейвне.

— Почему? — вырвалось у Ронуин. Неужели Кэтрин привезла сына, чтобы поиздеваться над ней?

— Он проголодался бы. Я не хотела брать кормилицу, а поездка от Хейвна до Ардли неопасна. Познакомься со своим племянником. Он будет расти вместе с детьми, которые появятся у тебя и Рейфа. Ну не чудесно ли?

Она подняла новорожденного и протянула Ронуин.

Аббатиса рассмеялась, увидев ужас на лице племянницы.

— Прижми его к себе, дитя мое, — посоветовала она на валлийском. — Он тебя не укусит. Ты не пахнешь молоком, как его мать.

Ронуин, забыв обо всем, приняла малыша. Какое крошечное чудо!

— Он в самом деле похож на Эдварда, — решила она наконец.

— Правда? — с гордостью спросила Кэтрин. — Надеюсь, твой первенец тоже будет копией отца. Мужчины ужасно тщеславны в подобных вещах, особенно Рейф.

— А вдруг у меня родится дочь? — возразила Ронуин.

— Тогда пусть будет похожа на тебя, сестрица, — нашлась Кэтрин.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке