Похороны в Калифорнии

Тема

Ибрагимбеков Рустам

Рустам Ибрагимбеков

Трагикомедия в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Путник.

Вдова.

Хозяин.

Гробовщик.

Шериф.

Китти.

Ветеран.

Игрок (Джек).

Пьяный доносчик.

Помощник шерифа.

Жители Золотого каньона.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Небольшой городок золотоискателей, а точнее - его центральная площадь. На первых этажах деревянных строений видны вывески: "Банк", Салун "Тихая заводь", "Лучшие гробы", "Парикмахерская". Много портретов с изображением молодой, красивой женщины в черном; несколько лозунгов: "Слава - Вдове!", "Да здравствует покровительница Золотого каньона!", "Счастье - это честность", "Золотой каньон - твердыня морали", "Будем все, как Вдова!"

Посреди площади на мощном постаменте высится гранитный всадник. За памятником, над вывеской "Банк" навис балкон, украшенный цветами и лозунгами; убранство и расположение делают балкон похожим на трибуну. На площади два человека: хромоногий Ветеран, старательно вытирающий пыль с гранитного постамента, и нетерпеливо прохаживающийся возле него Шериф. Из "Тихой заводи" доносятся звуки музыки, голоса: судя по шуму, салун полон посетителями...

Шериф. Ты молодец, старина, ты один из тех, на кого можно положиться. Вся твоя жизнь тому пример. Я доложу Хозяину о твоем усердии. Он должен знать... но: может, хватит? Ты сделал все, что мог...

Ветеран. А блеск? Если не потрешь до боли в руках, настоящего блеска не будет!..

Шериф (смотрит на часы). Скоро полдень...

Ветеран, отступив на шаг, окидывает оценивающим взглядом памятник. (С еле уловимой иронией, нетерпеливо.) Доволен?

Ветеран, вновь взявшись за тряпку, трет постамент с еще большей тщательностью. Особенно заботит его длинная горизонтальная щель, похожая на .те, что бывают в почтовых ящиках или детских денежных копилках, с той только разницей, что эта сделана в гранитной глыбе под гранитным всадником.

Ветеран (переводя дыхание). Залапали. Не могут руками не трогать. Бросил письмо и уходи.

Шериф. Некоторые только для того и пишут, чтобы поближе подойти, потрогать...

Ветеран. А надо выяснить по письмам... кто эти умники.

Шериф. Всех не проверишь. Да и не каждый подписывается.

Ветеран. Как?!

Шериф. Появились и такие в последнее время.

Ветеран. И что?

Шериф (неохотно). Читаем.

Ветеран. Но ведь приказано было, чтобы все подписывались.

Шериф. Ты прав; старина, но... (Разводит руками и смотрит на часы.)

В салуне "Тихая заводь" раздается два выстрела, слышны женский визг, крики...В наступившей затем тишине на площадь вступает Игрок, он в традиционном ковбойском костюме и с револьвером в руке.

Шериф (укоризненно). Мы же договорились, Джек...

Игрок (боковым зрением следит за дверью салуна, возмущенно). Так играть невозможно. У вас здесь мошенник на мошеннике сидит.

Шериф. Пора привыкнуть.

Игрок. Я уже двоих хлопнул.

Шериф. Хоть всех... Но за порог ни шагу. (Показывает на дверь салуна.) Вернись туда. (С легким нажимом.) Пожалуйста, Джек...

Игрок (загоняет в барабан револьвера несколько патронов). А ты меня за решетку не упрячешь?

Шериф. Будешь мозолить глаза - непременно упрячу.

Игрок. А если они опять вынудят меня стрелять?

Шериф. Можешь делать все, что тебе угодно.

Игрок. Ну и порядок здесь у вас!

Шериф. Порядки, как и везде, удобные властям. К двенадцати часам на площади никого не должно быть. И если ты еще раз высунешь нос из салуна, я вынужден буду вспомнить о твоих "подвигах". Иди, иди...

Игрок, вздохнув, ударом ноги отворяет дверь и заскакивает в темное помещение "Тихой заводи". Раздается еще несколько выстрелов, сопровождаемых женским визгом, и вновь наступает тишина.

Успокоились наконец.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке