На закате

Тема

Хенкин Игорь

Игорь Хенкин

Вопль. Топот копыт. Костры на песке. Дикие эмиссары пустыни. Верблюд, поджавший под себя ноги. Балдахин, трепещущий на ветру в лучах закатного солнца. Песок, брошенный в лицо. Поскакал одинокий всадник. Пронеслись вихрем вслед чёрные спины. И догнали. Свесившиеся с верблюда яростные глаза.- Йаала! Йаала байну ажи!Улыбка. Бедуин показывает зубы. Обожжённая солнцем сквозь несмываемый загар бурых губ улыбка. Откровенная смесь снисходительности и злости. Надсадный крик.- Й-а-а-л-а-а!Взмах сабли: Аллах на небе узнает своих. Прорубил сквозь тонкий голубой платок шею. Брызнуло во все стороны красное. Рухнуло безжизненное тело. И расписался мудрёной вязью на песке в содеянном. Собрали неспешно нехитрую свою утварь. Поднялись лениво фыркающие верблюды. Вереницей потянулись кожаные уздечки каравана. Медленно и величественно поплыли они по пескам. Обернувшись и осадив верблюда, бедуин махнул им рукою. Мелькнуло вдали чёрное треугольное пятно на мордочке белого верблюжонка. Заскользили по склонам барханов зигзаги гремучих змей.- Какие-то эти верблюды... неправдоподобные, не находишь? И потом, чего это бедуины вдруг с кривыми саблями? - спросил Фред.

- Да хватит тебе придираться. Ты смотри просто, да и всё тут. Мы здесь туристы, а не энциклопедисты или этнографы какие-нибудь, - ответил Питер.Сощурив глаза, приятели наблюдали за караваном. Все движения были плавными и уверенными, и песок, отбрасываемый копытами, песок, медленно белеющий в лучах заходящего солнца, казался издали снегом.Приятелям было лет по тридцать, но напоминали они скорее не туристов, а заблудившихся в пустыне ковбоев, одетых на манер вестернов середины ХХ века.- У нас две тысячи лет прошло, а они словно бы и не заметили. Тот же кочевой уклад, тот же кровавый цирк, - сказал Фред. - Ладно, пойдем на Будду-Брапхипудду посмотрим.- На кого?- Ну, пошли.Издали доносились стоны, всхлипывания, тревожные голоса; отчётливо пахло хлоркой и какой-то медицинской дрянью. Под одиноким чахлым деревцем сидел в позе лотоса убелённый сединами человек. Он, очевидно, находился в глубоко медитативном состоянии: глаза были полуприкрыты, а тело слегка раскачивалось из стороны в сторону.- Вы кто? - спросил его Питер.Не меняя позы и, по-видимому, не выходя из медитации, Будда ответил:- Я известен здесь как Знающий Смысл Сущего.Питер задумался.- Кто же тогда я?Знающий пожевал губами и перевёл невидящий, казалось, взгляд на приятелей.- Я расскажу тебе притчу и тогда... возможно... ты поймёшь... в чём состоит ответ... История, рассказываемая мною... уже произошла... или произойдёт в скором будущем...- А я всегда предпочитал писать слово "будущее" с двумя "д", неожиданно для себя вставил Питер.Будда мягко улыбнулся и чуть наклонил голову.- Называется она "Кто?"... Кто? - повторил он. - Тот, кто, разбуженный ночью лаем собаки под окнами, испытывает острое желание застрелить её... вспоминает сказание о двух лучниках, стреляющих ночью лучше, чем днем... Тот... Лай удаляется... но тот, кто разбужен... представляет себе другого в другом месте... разбуженного тем же лаем, но приближающимся к нему... И когда лай окончательно стихает... тот, кто разбужен, в изнеможении закрывает ладонями уши... ибо звук лая становится нестерпимым...С этими словами он зачерпнул горсть песка и протянул её Питеру. Питер принял песок бережно в свою ладонь. Будда, казалось, забыл об их существовании и вновь устремил взор свой в темнеющую даль. Приятели переглянулись и двинулись дальше. Зашуршал песок под ногами.- Так ты что, видел его раньше?- Видел, видел, - ответил Фред.- И что он говорил?- Не помню, что-то похожее.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке