На веревочке

Тема

Варакин Александр

Варакин Александр

Рассказ

Висит себе Дмухан Дмуханович на веревочке, глаза прикрыл, ветерком его покачивает. Нарочно повис Дмухан Дмуханович: грустно ему стало. Петельку хитрую-хитрую придумал, к корсетику хитрому-хитрому пристегнул - висит, людей пугает, а сам слушает.

- Ну, сколько раз тебе повторять! - говорит Дарья Ивановна внучке Марусе. - Горлышко заболит.

"Это про меня!" - радостно думает Дмухан Дмуханович.

- Не будет тебе мороженого, - заканчивает Дарья Ивановна и уводит Марусю в детский сад, качнув Дмухана Дмухановича плечиком под пяточку.

Завертелся Дмухан Дмуханович на веревочке, в голове закружилось, чуть было глаза не открыл. "Вот, - думает, - хорошо, что не заметили. Ребенка бы напугал. Надо было другое место выбрать - на площади, перед мэрией".

- Ему-то уже хорошо, - слышится Дмухану Дмухановичу. - Он свой кайф получил. А нам что делать?

"Это про меня, - думает. - Завидуют, что отмучился. Знали бы, что жив, не завидовали. Теперь снимать будут, протоколы составлять, искусственное дыхание и все такое..."

- Ему-то хорошо, - продолжает между тем Иван Семенович Николаю Егоровичу про кого-то третьего. - У него зять в ларьке торгует. У него зять ему каждое утро по сто грамм подносит. А нам что делать?

"Никакого зятя у меня нет, никаких ста граммов... Значит, не про меня, - вздыхает Дмухан Дмуханович. - Опять не заметили. Не то место выбрал".

Прошли алкаши, даже не взглянули на висящего.

- Ку-ку, ку-ку!.. - считает часы кукушка в чьей-то квартире. Восемь утра насчитала.

"Так это же моя кукушка!" - догадывается Дмухан Дмуханович. И жалеет, что забыл гирьку подтянуть: кто знает, сколько тут еще висеть... Ничего, скоро выйдут на лавочку старушки - уж тогда засуетятся.

Выходят - Аполлинария Кузьминична, Анна Ступановна и Аглая Фемистокловна.

- Глянь-ка, Нюра! - обращается Аглая Фемистокловна к Анне Ступановне. - Видишь, висит?

- Где? - поражается Анна Ступановна, но тоже видит и вскрикивает: Мать честная! Повесили!..

"Это про меня! - думает Дмухан Дмуханович. - Теперь начнут слезы лить да причитать. А я - вот он, жив-здоров: доброе утро, бабушки, я еще кого хочешь переживу, а за сочувствие - спасибо!"

- И впрямь висит, - говорит Аполлинария Кузьминична, тетя Поля. - Не вижу, с какого там числа? Только горячую или обе сразу?

- Горячую, на месяц! Чтоб им пусто было.

Нет, опять не про него...

Висит Дмухан Дмуханович еще минуту, вторую, и вдруг до него доходит: а ведь устроил он себе "повешение" аккурат под ящиком для овощей, что на четвертом этаже у Владимира Ильича, зятя Аглаи Фемистокловны. А если упадет сундук?.. Нет, сейчас об этом лучше не думать.

Зачесался нос у Дмухана Дмухановича: комар сел. Больно жалит! Подтянул Дмухан Дмуханович незаметно так левую руку, с часами, согнал комара, почесал нос. Уже пятьдесят восемь минут висит он в качестве упокойника, а никто на него внимания не обращает.

"Зря, зря я здесь-то, - думает. - Надо было на Красной площади. Или перед Белым домом".

Руки затекли. Горлу больновато. Надо было другую конструкцию выдумать.

Вздохнул. Довисел еще пару минут - и стал из веревочки выпутываться. Невнимательный народ.

Идет Дмухан Дмуханович в подъезд, на старушек не глядит.

- До чего невнимательный! - слышит голос Аполлинарии Кузьминичны.

- Нерусь, однем словом, - поясняет Анна Ступановна.

- У, чичен-бандюга! - говорит Аглая Фемистокловна. - Битый час провисел, думал, не заметят. Своим знак подавал.

- А может, он с ночной смены? - говорит Анна Ступановна.

- Тогда пущай поспит, намучилси, - разрешает Аполлинария Кузьминична.

Приходит Дмухан Дмуханович домой, завтракает и действительно ложится спать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке