Сексотрясение, или сексуальная эволюция по Станиславу Лему

Тема

Белосков В

В. Белосков

"... если говорить о книгах - каждой

книге, то человек чувствует себя

так, словно его соблазняют двадцать

тысяч Мисс Мира одновременно, и не

будучи в состоянии решиться ни на

одну из них, он пребывает в

неосуществленной любовной готовности,

словно баран в оцепенении. "

Станислав Лем. "Одна минута"

Следуя известной логике в притче о Буридановом осле, который, находясь на равном расстоянии от двух абсолютно одинаковых охапок сена, умер голодной смертью, - можно только посочувствовать всякому человеку, да и самому Лему, которого соблазняют двадцать тысяч Мисс Мира (!? ) одновременно. Наличие свободной воли у Лема не вызывает сомнений и поэтому становится понятной та сила, которая подвигла его на футурологические исследования в области секса.

"Неосуществленная любовная готовность", должно быть, великая творческая сила, однако она непременно должна была бы привести автора к сексуальной смерти - импотенции. Так ли это? Это мы увидим ниже. А пока не будем размышлять о том, что потерял лично Ст. Лем как мужчина, испытывая соблазн к такому количеству красоток, тем не менее, мы, то есть читатель, приобрели интересные исследования, которые рассыпаны по многим его произведениям, написанным даже в течение не одного десятилетия.

Представляется интересным, не претендуя на истину в конечной инстанции и стопроцентный охват, высветить вопросы сексуальной эволюции, так живо волнующие писателя.

Предлагая собственные концепции развития общества, Лем, конечно, не мог обойти стороной проблему взаимоотношения полов, как и многие другие авторы, работавшие в области социальной фантастики: Е. Замятин ("Мы"); А. Платонов ("Антисексус"); О. Хаксли ("О дивный новый мир"); Д. Оруэлл ("1984").

Однако, в отличие от других писателей, может быть исключая Платонова, Лема меньше всего интересует эротическая сторона отношений между мужчиной и женщиной. Его больше привлекает конструирование индустрии секс-бизнеса, технократические идеи, а если говорить лемовским языком, то это сексократия.

В публицистических заметках, опубликованных журналом "Огонек" (N13, март 1989 год) фантаст пишет: "Главным источником моего творчества была и остается область точных наук. Я пытался представить себе результаты использования новых технологий в интересах общества и наоборот - использование общества в интересах неких технологий. "

Но прежде чем перейти непосредственно к сексократии, необходимо проследить этапы движения лемовской мысли. Прежде всего, это отделение секса от чувственного, разумного начала "... Секс именно то звено, где Разум сталкивается со Счастьем, ибо в сексе нет ничего разумного, а в Разуме - ничего сексуального... " И второе - развитие технократических идей, то есть собственно сексократия. Туда же, как раздел, входит и лингвистическая футурология - сексолингвистика.

В своей рецензии "Одна минута" на ненаписанную книгу Дж. Джонсон и С. Джонсон "Одна минута человечества", Лунное издательство, Лондон - Море дождей - Нью-Йорк ("В данной книге представлено практически все, что люди одновременно делают в течение одной минуты"), С. Лем дает превосходный образец "статистической эквилибристики", соединяя, казалось бы, несовместимые понятия, убивая при этом сразу двух зайцев - добиваясь рассоединения чувственного и разумного начала в вопросе взаимоотношения полов (сексуальной сфере) и показывая притянутость за уши и откровенную глупость некоторого ряда статистических выкладок, наполняющих иные справочники. "...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке