Свинья-копилка

Тема

Андерсен Ганс Христиан

Ганс Христиан Андерсен

Сколько игрушек было в детской! А высоко на шкафу стояла глиняная ко-пилка в виде свиньи. В спине у нее, конечно, была щель,толькоееещерасширили ножом, чтобы проходили монеты и покрупнее, и две такиемонетыв копилке уже лежали, не считая множества мелких.Копилкабыланабитабитком, так что уж и не брякала даже, а обольшемниоднойсвиньесденьгами не о чем и мечтать. Стояла она на шкафу исмотреланавсевкомнате сверху вниз - она ведь могла купить все это, а такая мысльхотькому придаст уверенности в себе.

Все окружающие помнили об этом, хотя и не высказывались вслух - у нихи без того было о чем поговорить. Ящик комода был полуоткрыт,иоттудавысовывалась большая кукла, уже не первой молодости и с подклееннойше-ей. Поглядев по сторонам, она сказала:

- Давайте играть в людей - это всегда интересно!

Поднялась возня, зашевелились даже картины на стенах, показывая,чтои у них есть оборотная сторона, и против этого нечего возразить.

Была полночь. В окна светил месяц, предлагая всем даровоеосвещение.Участвовать в игре были приглашены все, даже детская коляска, хотя она ипринадлежала к громоздкому, низшему разряду игрушек.

- Всяк хорош по-своему! - говорила она. - Не всем же быть благородны-ми, надо кому-нибудь и дело делать, как говорится!

Письменное приглашение получила только одна свиньякопилка - она стоя-ла так высоко, что устное могла и не услышать, рассудили игрушки. Ну,аона даже не ответила, придет или нет, - и не пришла. Уж еслижелаютееобщества, то пусть сделают так, чтобы она видела всесосвоегоместа.Так и сделали.

Кукольный театр поставили прямо перед ней, вся сцена была как нала-дони. Начать хотели комедией, а потом предполагалосьобщеечаепитиеиобмен мнениями. Начали с конца. Лошадь-качалка заговорила отренировкахи чистоте породы, детская коляска - о железных дорогах и силе пара.Всеэто было по их части, так кому же и говорить об этом, как не им? Комнат-ные часы толковали о политике: "Тики-тики!" Про нихговорили,чтоонизнают, когда надо "ловить момент", давоттольковсегдазапаздывают.Бамбуковая тросточка гордилась своимжелезнымбашмачкомисеребрянымколпачком - она была обита и сверху и снизу. На диване лежали двевыши-тые подушки, очень миленькие и очень глупенькие. И вотначалосьпредс-тавление.

Все сидели и смотрели. Зрителей просили щелкать, хлопать и греметьвзнак одобрения. Но кнут заявил, что не щелкает старухам, атольконеп-росватанным барышням.

- А я так хлопаю всем! - сказал пистон.

- Где-нибудь да надо стоять! - сказала плевательница.

У каждого были свои мысли, которые он и высказывал во время представ-ления. Комедия не стоила ломаного гроша, носыгранабылапревосходно.Исполнители показывались публике только раскрашенной стороной;смотретьс оборотной на них не полагалось. Все играли замечательно и даже вывали-вались за рампу - нитки были слишком длинны, - зато так каждый былвид-нее. Склеенная кукла до того расчувствовалась, что расклеилась совсем, асвинья-копилка ощутила в брюхетакоеблагодушие,чторешиласделатьчто-нибудь для одного из актеров - например, упомянуть его в своем заве-щании кик достойного быть погребенным вместе с нею, когда придет время.

Все пришли в такой восторг, что даже отказались от чая и перешли пря-мо к обмену мнениями - это и называлось играть в людей,причемтутнебыло никакого злого умысла, а всего лишь игра... Каждый думал лишь о се-бе да о том, что думает свинья с деньгами. А свиньясденьгамидумалабольше всех, думала о своем завещании и похоронах.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора