Стоэтажное поле

Тема

Погодин Радий Петрович

Радий Петрович ПОГОДИН

Рассказ

Субтильная девушка в белых брюках и желтой майке по гранитному парапету на фоне облаков скакала, словно хотела написать спиной на ленинградском историческом небе: "Цветы, цветы..."

А он подошел к ней, озабоченный студент Аркадий, со словами: "Салют, Мария!"

- Не приставай, - сказала она. - У меня брат боксер. Он тебе врежет.

- Я серьезно. Как тебя звать?

- Глафира.

- А сокращенно?

- Роза.

Студент Аркадий попытался высказать свое отношение к таким и подобным ей девушкам, но она его перебила:

- Перенеси меня, пожалуйста, на ту сторону улицы. Меня еще никто на руках не носил.

Когда Аркадий опустил ее на тротуар у колонн Адмиралтейства, она поблагодарила его и убежала.

Теперь он думает о ней. Он думает о многом сразу, но теперь еще и о ней.

Районом, где проживал Аркадий с мамой и папой, владели старухи с кошелками. Толстые, тощие, на опухших ногах, на усохших ногах. Может быть, у старух, как говорится, здесь было гнездо. Они жужжали. Расталкивали. Осуждали. Лезли. Владельцам собак кричали: "Сколько мяса жрут твари. Людям не хватает. А тяжкий труд дворника? У нас дворничиха Симка - вот такая морда. Ничего не делает, говорит: "Не желаю! Везде одно собачье дерьмо"".

Студент Аркадий собак любил. Но не имел. Студент Аркадий девушек тоже любил. Был у него опыт по этой части в девятом классе. Но она ему изменила с курсантом. Потом замуж за курсанта вышла. Теперь с ребенком дома сидит.

Когда Аркадий глядел на старух, ему хотелось им возразить: мол, собака единственное сейчас существо, сохранившее в себе суть такого понятия, как беззаветность. Слово "собака" теперь философский термин. Старухи же, это вы видите, распоясались, от них шума больше, чем от рокеров, брейкеров и металлистов. Но тут же Аркадий себя одергивал: стоп, говорил, старухи - это святое. Они прожили трудную жизнь. И вздыхал, чтобы заглушить в себе неуверенность.

Интересно и то, что в районе, где проживал Аркадий, не было стариков, - наверно, их гнездо находилось в другом месте. Если они и появлялись случайно, то вели себя как неплательщики алиментов, воспитавшие в себе способность исчезать в стене.

Вот и шагал Аркадий в этом релятивистском мире в поисках несокрушимой константы, на которую он мог бы опереться всем своим весом и всеми своими помыслами. Иначе он свою жизнь представить не мог и оттого мучился.

Из примыкающей улицы ему навстречу вышла женщина с хорошо развитым бюстом, похожая на талантливую киноартистку Нонну Мордюкову. Держит эта женщина у плеча капусты кочан. Смотрит она на Аркадия зло. А со всех сторон сбегаются и сбиваются в клин старухи.

"Дорогу! - кричат они. - Мы устали! Мы больны!"

Аркадий пытается бежать, оборачивается - перед ним прилавок. Двое парней - похоже, студенты ЛИИЖТа, подрядившиеся на лето в торговлю, сгружают с тележки аккуратные картонные коробки с ровными круглыми отверстиями. И оказывается студент Аркадий у весов первый.

- Бананы! - кричат старухи. - Детям!

А женщина с кочном им объясняет:

- Товарищи члены очереди, парень не стоял. Его нужно вытащить из наших рядов.

- Не уйду, - говорит Аркадий, проявляя упрямство. - Я первый.

- А еще мужчина! - кричит женщина с кочном.

- Какой он мужчина - настоящие мужчины бананов не едят! - кричат старухи. Выстраиваясь в очередь, они борются друг с другом и от этой борьбы на глазах молодеют, становятся ничего себе - даже средних лет некоторые.

- Тебе сколько? - спросил Аркадия продавец. В его вопросе Аркадий расслышал: "Бери побольше. Это не повторится".

- Пять, - прошептал Аркадий.

Продавец вытащил из коробки гроздь, она созрела у него в руках.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке