Невеста Люцифера

Тема

Аннотация: Эта горькая и лиричная история началась много лет назад, когда прекрасный Люцифер, Ангел Света, ушел с небес на землю, не простив Господу ужасного предательства. Много тысячелетий он пытался залечить раненное сердце, а Господь все это время не оставлял надежды вернуть его на небеса.

И вот теперь Он предложил Люциферу то, чего тот жаждет больше всего на свете...

Маша Стрельцова

"..Положи меня, как печать на сердце твое,

как перстень на руку твою

— ибо крепка как смерть, любовь,

и стрелы ее — стрелы огненные…"

Соломон, Библия —"Песнь песней"

* * *

Я почувствовал, как мои ресницы резко взметнулись ввысь, открывая глаза — и проснулся. Темнота вокруг меня была наполнена жизнью и движением. Я слышал звук, с которым оседали на пол мельчайшие пылинки. Слышал, как ночные бабочки за окном быстро — быстро взмахивают белесыми крыльями.

Я протянул руку — и одна из них, преодолев границы распахнутого окна, села мне на мизинец. Моя кожа ощутила, как мерзко перебирает по ней лапками насекомое, и я брезгливо скинул на пол эту тварь.

Тварь Божия…

Как и я.

Я проследил, как бабочка, не достигнув пола, расправила крылышки и снова полетела за окно к своим подружкам. Вспомнил, что код бабочек писал именно я и был тогда немного не в духе. Крылья решены неплохо, но вот все остальное — ниже критики.

После этой мысли я сел и сжал руками виски. Какие к чёрту бабочки…

Мне опять снились сны.

Последний раз это было давно, настолько давно, что я и не припомню, в каком веке. Я всегда с интересом их просматриваю. Мне нравится после пробуждения цинично препарировать сновидения, раскладывать их по составляющим, насмехаясь таким образом над той информацией, что они несли.

Сегодняшний был не такой как все. Со странной тоской я чувствовал, как вопреки моей воле росток доверчивой и беззащитной надежды пробивает броню, которой я заковал свое сердце.

«К черту», — покачал я головой и встал с кровати. Нащупал впотьмах на столике забытую кем-то пачку сигарет и сделал совершенно несвойственную мне вещь.

Я закурил.

Закурил, наслаждаясь самим процессом. Мне понравилось выдувать дым аккуратными колечками и следить, как они уплывают к потолку. Понравилась легкая тошнота. Ведь все это было составляющими одного процесса — греха. Потом взгляд упал на неизменный томик Библии рядом с камином. Как любезно с Его стороны не затруднять меня. Протянув руку, я привычно скинул книгу в затухающий огонь.

— Кстати, Боже — а где в Библии запрещено курение? — небрежно спросил я в пустоту.

Бог промолчал.

Думаю, Он просто не смог привести аргументов. И неудивительно — Библию я всегда знал лучше Него — тогда. Теперь уже начинаю забывать. Мне противно ее читать после всего что случилось.

Добрый Боженька…

Миф для наивных глупцов.

— Люци, с кем ты разговариваешь? — раздался сонный девичий голос со стороны моей кровати.

— Спи, котенок, — ровно ответил я.

Я привык называть всех девушек этим ласковым и безличным прозвищем — заранее ожидая, что имена их помнить мне долго не понадобится.

Моя девушка проворчала что-то и затихла. Моя девушка — как интересно… То, что мы пару месяцев занимаемся с ней сексом — обозначается лишь условной принадлежностью друг к другу. Никто не требует покрыть грех женитьбой. Никто не собирается закидать ее камнями, как падшую женщину. Впрочем, меня это устраивало. Нынешняя «моя» как и остальные обладала тонким нежным лицом, слегка простоватым и бледным. И у неё, разумеется, были длинные, ниже поясницы светлые волосы. Иногда я отстраненно думал — надо же, Рахиль была еврейкой — а выглядела как славянка. Последствия Вавилонской башни.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке