Неупокоенный

Тема

Аннотация: Вот сколько раз говорить авторам, что не надо переносить в фэнтезийный мир трезвомыслящих людей. Говорили, а не слушают. А если еще героя и убивают сразу же… Трезвомыслящий мертвяк. Да еще и с "тараканом" в голове. Да еще и в мире, где мертвяков совсем не любят. Ни капельки. И не жалко мир?…

Аннотация: (c) Шэд Павел

Ян Канер

Пролог

Вдох глубокий, руки шире… Скамейка слегка пружинит под спиной. Не спешите, три-четыре… Гантели ритмично поднимаются и опускаются, в голове нет ничего, кроме отсчета. Трам-тарам-там грация и плас-ти-ка… Хорошо… Затем - душ, то горячий, шибающий под потолок паром, то холодный, после которого покрытый облезающей краской бетон еще долго плачет конденсатом. Мысли отсутствуют, тело, помесь студня с взбитыми сливками, само плывет к постели, только якорем тянут вниз непослушные ноги. Прекрасно…

Прекрасно? Да нет, какое там! Самоистязания опять ни к чему не привели, снова я в этом чертовом Коридоре! Снова в непонятной тянущейся неизвестно куда бетонной кишке, одетый во все белое - свободная рубашка, штаны джинсовой ткани и кожаные сапоги. И то, что это сон, понимаю только потому как стою на нормальных, здоровых ногах. И если провести ладонью по лицу, то рука не наткнется на рельеф шрамов. Словно и не прошло трех лет с той злосчастной поездки на "месте смертника", когда спасателям пришлось вырезать меня из мешанины пластика и железа. Обледенелый спуск, шофер, попытавшийся проскочить на желтый - а в итоге переломы рук и ног, изрезанное осколками лицо и смещение позвонков, чуть не превратившее меня в жалкую половину человека. До сих пор не знаю, больше или меньше повезло водителю - он умер сразу. Меня же ждали месяцы неподвижности, операции и боль, от которой я чуть не "подсел" на обезболивающие. Но я пережил и это, заново научился двигаться, перестал вздрагивать, глядя на свое отражение в зеркале, даже вернулся к учебе. Жизнь как будто стала налаживаться, но тут начались сны…

Вроде обычные сновидения, при желании, покопавшись в литературе, можно даже найти тот медицинский матюг, которым психологи обзывают эти воспоминания-мечты об утраченном счастье. Но если бы все было так просто… Я уже смирился со своим состоянием, да и трость в руках придавала медленному шагу некий налет элегантности. И уж точно не картины здорового образа жизни вынудили меня издеваться над собой, пытаясь заставить мой злосчастный организм не видеть снов. Никаких. Кому понравится, когда его убивают каждую ночь?

Я всегда начинал с появления в этом дурацком Коридоре. Почему "дурацком"? Да потому, что уходящие вдаль хромированные стены-стеллажи, разделенные парой метров прохода, представляли собой сладкую грезу милитариста. Оружие. Гордо блестящее никелированными боками и матово подмигивающее воронением, а иногда честно показывающее затертый частым употреблением металл. Мягко светящееся дерево и грязно-серый пупырчатый пластик накладок. Раструбы и цилиндры пламегасителей и сардельки "глушаков". Золотые отблески на гильзах рассыпанных по полкам патронов. Рубчатые яйца и консервные банки гранат. Конечно, не бесконечные ряды оружейных стоек из "Матрицы", но тоже впечатляет. За стеклом. Толстым, холодным, чуть пружинящим при ударе - не пробить ни кулаком, ни подкованными каблуками сапог. Пробовал уже. Неоднократно. Хоть головой стучись - толку никакого.

И жуть - сзади. Не оглянуться. Только ноги толкают вперед тело, и сладковато ноет под ложечкой.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора