Рыцарь или трус

Тема

Аннотация: Король умер! Да здравствует король! Однако юный правитель Рендела Флориан глуп и безволен. Фактически вся власть сосредоточена в руках его матери, вдовствующей королевы Исы, чья главная цель — ни в коем случае не допустить к трону дочь покойного короля Ясенку, признанную отцом перед самой смертью и объявленную им законной наследницей.

Тем временем на севере разрастается и крепнет неведомая злая сила — Великая Тьма, готовая вот-вот обрушиться на Рендел…

Только объединившись и призвав на помощь магию, Четыре Великих Дома могут спасти государство и уберечь от истребления его жителей. Но разве возможно достичь согласия при дворе, где правят предатели и интриганы?

Андре Нортон, Саша Миллер

Пролог

В пещере Ткачих трудились над своей работой древние мастерицы. Сначала они вплели в узор коричневато-зеленую нить, затем синюю, потом еще одну, ярко-зеленую, и наконец несколько золотых. Их бурые от старости руки умело и быстро порхали над работой. Каждая нить вплеталась в Вечную Паутину прежде, чем они успевали отпустить ее, но узор все еще был неясен.

Младшая из трех коснулась той точки, где пересекались коричневато-зеленая и синяя нити.

— Подобает ли, — спросила она, — чтобы мы сводили двух смертных вот так, да еще когда один из них обречен?

— Подобает, и более чем подобает, — ответила Старейшая. — Посмотри сюда.

Она указала на узор, который начала образовывать Паутина в далеком будущем. По виду и образу своему он напоминал темный буран, и в нем мелькали зловещие образы, один страшнее другого. Младшая всмотрелась — и слегка отпрянула.

— Значит, именно это им предстоит? — спросила она.

— В свое время, сестра, в свое время, — безмятежно сказала Средняя. — До этого им еще надо дожить, а пока что мы подошли к той точке, где все должно измениться.

— Но мы еще не знаем, как оно изменится, — сказала Старейшая. — Ничего, Паутина скажет.

— Выходит, встреча с обреченным может оградить от того ужаса, что грядет?

— Возможно. Возможно. Терпение. Паутина должна рассказать, для того она и существует. Она всегда говорит, когда приходит время.

Младшая вернулась к своей работе.

— В этой точке все слишком плохо сплелось, — сказала она.

— Мы не можем вникать в дела смертных, — сказала Старейшая, добавив еще одну нить. — Есть то, что есть, и так останется. Этого уже не изменишь. Имеет значение лишь Паутина Времени, и если мы отвлечемся, сжалившись над живущими, и вмешаемся в ее рисунок, все спутается, и уже никто ничего не сможет распутать. Более не говори об этом.

Младшая покорно склонила голову. Но она все возвращалась взглядом к только что добавленным нитям, касалась их темными морщинистыми пальцами. Да, здесь был узел, но прямо на ее глазах он разгладился и стал частью целого.

Одна из жизненных нитей, коричневато-зеленая, вдруг протерлась и лопнула. Младшая осторожно закрепила ее, отпустив обрывок, который под ее рукой удлинился и начал сам собой изменять и уплотнять узор, который три Ткачихи только что начали. Совершенно неожиданно, прямо на глазах у остальных, смотревших из-за плеча Младшей, ярко-зеленая нить подхватила узор, из которого выпала тускло-зеленая. С этого момента он стал выглядеть четким и устойчивым, с точками, плотными на ощупь.

— А, вот, — сказала Средняя. — Это и было нам нужно. Теперь мы можем продолжать.

А живущие, как всегда, продолжали верить, что они свободны в своих решениях и свершениях даже тогда, когда их нити проходят сквозь пальцы Ткачих.

Младшая окинула взглядом тот рисунок, что уже сложился. Да, вот они, жизни и смерти, и исчезнувшие королевства. Она знала, что слова Старейшей правдивы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке