Похороны чародея

Тема

Аннотация: Мир не столько «меча и магии», сколько «магии и меча». Мир окруженных горами маленьких королевств, каждое из которых зависит от воли и желания волшебника-покровителя, реальная же власть зависит от отрядов наемников, прозванных Красными Шатрами. Мир, где за горами — таинственная волшебная страна, где, как говорят, ВОЗМОЖНО ВСЕ... Здесь не помнящий своего прошлого рыцарь, в жестоких битвах доказавший свое право называться отважнейшим из отважных, принужден оберегать странного юношу, наследующего титул Короля-Мага, повелителя ведьм, чародеев и чернокнижников. Однако на пути рыцаря встает отец наследника — черный маг, возмечтавший погубить сына и узурпировать его власть...

Ким ХАНТЕР

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Кто ни разу в жизни не видел сверкающих башен, величественных зданий и темно-зеленых куполов Зэмерканда, тот определенно пропустил величайшее чудо из чудес. Яркие лучи утреннего солнца проворно взбираются по высоким золоченым порталам, ослепляя путника, что бредет за много лиг от города. Гладкие лазуритовые изразцы, покрывающие неприступные зубчатые стены, сияют нестерпимо яркой синевой. Серебряные желоба отсвечивают, пуская солнечные зайчики, которыми вполне мог бы похвастаться волшебный меч какого-нибудь воинствующего божества. Сам город представляет собой огромный, геометрически правильный цветок. Он словно открывается навстречу утру, играя лучиком света, который перепрыгивает от шпиля к колонне, от колокольни к звоннице, со звонницы взбирается на высоченную башню, словно некий священный огонь, что спешит заполнить собой все грани жертвенной звезды.

На укрепленных стенах с бойницами стоит имперская стража: шлемы воинов сияют, наконечники копий поблескивают на солнце. Вокруг городских стен, которые образуют почти полный круг, если не считать рукотворного каменного тоннеля, стоят красные с охрой шатры наемной армии Карфаги. Армия эта охраняет земли Гутрума от канала до самого моря. Оружие карфаганского войска сияет тусклым светом. Карфаганские мечи частенько используются в пылу боя в отличие от мечей имперской стражи, которые вынимаются из ножен только для чистки перед парадами. Мечи карфаганцев потеряли блеск от постоянной работы: их поверхность поцарапана, края хоть и остры, но порядком изъедены регулярной заточкой, а выщерблины на лезвиях дочерна протравлены кровью врага.

Богатый и могущественный, истекающий земными благами город, что расположен в южной части Гутрума и простирается на пять миль в длину и ширину…

На самом верху одной из зеленых башен с прекрасным видом на окружающий ландшафт стоял мужчина, проведший нескончаемую и полную тяжких мыслей ночь — Солдат, муж Лайаны, младшей сестры королевы.

Солдат заметил, что с запада от самых гор Священной Семерки, где живут боги и правят чародеи, приближается всадник. Он казался утомленным и покачивался в седле из стороны в сторону, а ноги его то и дело выпадали из стремян. Несколько карфаганцев, которые рано поутру направлялись к источнику за свежей прохладной водой, расступились, давая путь, а огромные деревянные ворота города, сияющие латунью и бронзой, распахнулись, будто всадника этого здесь ждали очень давно.

— Дриссила! — позвал Солдат, не сходя с балкона башни. — Твоя госпожа в себе этим утром?

— Боюсь, плохо дело, — последовал ответ. — Ночью ее посетили демоны и теперь находятся в ней.

Солдат глубоко вздохнул. Он любил свою жену всем сердцем, как может любить только человек, который однажды потерял возлюбленную, уступив ее темным объятиям смерти. Лайана была его будущим, прошлым и настоящим. За нее он пошел бы на смерть, за нее готов был убить.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке