Три тонны презервативов

Тема

Алексей Бабий

Эту историю рассказал мне приятель, прочитав как-то мою статью «Юзеры и юзари». В статье, напомню, в числе прочего приводился такой пример: сибирские охотники хранят спички в презервативах, чтоб не отсыревали.

Не только охотники и не только спички, сказал приятель. Вот какая история произошла в Мотыгинском районе Красноярского края на рубеже эпох, то есть когда социализм еще не совсем кончился, а капитализм еще только-только начинался.

Оказывается, взрывники издревле использовали «изделия номер два» для того, чтобы хранить запалы. И с этой целью они обычно закупали презервативы в очень больших количествах, поскольку взрывать геологам приходится очень и очень много. Вот, когда приятель об этом рассказал, я сразу понял, почему при социализме презервативы были дефицитом. Это сейчас — в любом ларьке любого вида, а тогда — набегаешься за ними по городу так, что уже пропадет желание их использовать. А это, оказывается, взрывники закупали их оптом, то есть буквально тоннами, и до частного потребителя они не доходили вообще. То есть, презервативы из группы Б (если кто помнит, это — производство средств потребления) неожиданно переместились в группу А (то есть производство средств производства), что еще раз иллюстрирует уродство плановой экономики. Ведь количество презервативов планировалось, исходя из численности населения, а запросы взрывников в план не закладывались. Любопытно, что ни одной умной голове не пришло тогда в голову наладить, например, производств специальных герметичных средств для хранения этих самых запалов. Да и по сей день не пришло, в чем и заключается своеобразие российской экономики. То есть, взрывники по сей день хранят запалы в презервативах. О чем, собственно, и рассказ.

Ну ладно, это все присказка. А вот и сказка. Централизованные каналы поставки презервативов уже переставали действовать. Или резиновые заводы уже встали, как и многие другие. Короче, в один прекрасный момент оказалось, что необходимые три тонны презервативов заказать не удалось. Пришлось обратиться к частному сектору.

Фирма, принявшая заказ, не стала мелочиться и искать «изделия номер два» на российских просторах. Она просто купила на Западе три тонны презервативов, причем самых разных — фигурных, светящихся, музыкальных и так далее и тому подобное. Менеджеру, который делал заказ, истинное назначение презервативов было неизвестно, ну вот он и постарался купить товар поликвиднее. Ну, что скажешь, молодец!

Растаможкой грузов в фирме занималась секретарша. Видимо, размах внешнеэкономической деятельности конторы еще не был настолько велик, чтобы завести штатного таможенного декларанта. Причем делала она это очень просто: любой пришедший груз оформлялся на нее, а не на фирму. То есть, как бы он предназначался для личного употребления. Это делалось потому, что ставки пошлины в этом случае были гораздо меньше.

Теперь представьте себе картину, когда инспектор видит даму, пришедшую растаможить трехтонный контейнер с презервативами для личного употребления. Дама тоже с опозданием смекнула, что здесь что-то не то, но деваться ей некуда. Она упрямо твердила, что этот груз нужен ей именно для личного употребления, несмотря на все расчеты, показывавшие, что для того, чтобы лично употребить их, ей придется заниматься сексом двадцать четыре часа в сутки до глубокой старости.

Дама была не в первый раз на растаможке, и потому дело свое довела до конца (рукоплещу! Поскольку знаю на себе, что такое наша российская таможня). Но, вернувшись в контору, она сказала начальнику все, что о нем думает.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке