Монета встанет на ребро

Тема

Аннотация: Она никогда не затеряется в многосотенной толпе и не будет одинока на пустынной ночной улице. Она не умеет делить мир на черное и белое, неизменно устремляя взгляд черных, чуть раскосых глаз с вертикальными зрачками в сторону хмельных сумеречных полутонов. Она пьет на брудершафт с оборотнями, по широкой дуге обходя стороной официальных представителей Гильдии Магов. И выбирая на развилке одну из двух плотно утоптанных сотнями ног дорог, она иронично прищурится, отбросит со лба пряди смоляных волос и свернет на ведомую лишь ей одной кошачью тропку, причудливо петляющую между камней и деревьев.

Светлана Нергина

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Перевернет пасьянсы судеб,

Смешает было, есть и будет,

Перечеркнув гриф «Суждено!»

Я сидела на столе, поджав под себя ноги, и с отвращением разглядывала собственное отражение в зеркале. Нет, нельзя сказать, что оно было столь уж безнадежно, хотя и до совершенства, честно признаться, далековато. Просто в свете одного из мерзейших моих настроений любой предмет, удостоенный хотя бы беглого взгляда, вызывал непреодолимое отвращение. И зеркало исключением не стало.

Не люблю я жалеть себя. Не люблю и… не умею. Вот сесть и навести порядок в своей сумасбродной голове, разложив события по резным шкатулкам и расклеив ярлыки «плюс»-«минус», – это да, пожалуйста. А растворяться в бесконечных причитаниях: «Ну за что мне такое досталось?» – превращая случайных собеседников в сосуд для бессмысленных жалоб и стенаний, – нет уж, увольте. Когда-то, признаться, умела, а потом железной дланью самообладания стерла этот позорный период из истории. Хотя природу не переделаешь, и, будь ты хоть ледяной бездушной убийцей весь день, все невысказанное и невыплаканное прольется ночью, срываясь с губ немыслимыми реазами, [1] а с пальцев – вибрирующим всхлипом струны… Впрочем, я отвлеклась…

Храм [2] невесомо парил в десятке саженей над землей, в лицо дул теплый терпковатый осенний ветер, не давая сосредоточиться и убедить саму себя… хоть в чем-нибудь!

Что ж, ладно, я понимаю. Я понимаю, что Древо не в силах вмещать столько бесконечно плодящихся людей, что оно должно либо расшириться и выбросить еще несколько Веток, – либо погибнуть. Но зачем, йыр побери, было создавать еще один – третий – Храм? Почему нельзя было просто расширить сферу влияния прежних?

«А зачем? – мягко ткнулось в виски. – Ведь на Древе так кстати обреталась одна „лишняя“, бесхрамная ведьма».

Вот леший, а если я хотела и дальше такой оставаться? «Лишней», бесхрамной, счастливой ведьмой!

Хотя, конечно, не стоит оскорблять собственный Храм подобными заявлениями. Тем паче что я совершенно не была против самого Храма. Ну кто, скажите, будет против, этак независимо тряхнуть головой и назвать себя Хранящей? Но вот все те приложения, что шли в одном флаконе с собственно Храмом…

Во-первых, ответственность. Да-да, не смейтесь! Сама пока понятия не имею, каким образом я могу влиять на такую гранитную громаду, но вот то, что я за нее отвечаю, уже несомненно. Хотя бы перед собственной совестью.

Во-вторых, учителя и наставники. Те самые, что сейчас сидят в Круглом Зале и увлеченно обсуждают, что бы со мной сделать, дабы я никуда не делась. Хотите запретить птице летать? Что ж, попробуйте… Удачи вам в этом тяжком начинании, господа!

И, наконец, Гильдия… Вот уж проблема так проблема… Такая, что впору за голову хвататься. Сиречь просить совета у остальных Хранящих.

– А чем тебя не устраивает Гильдия? – удивилась Ильянта. – Ничего ужасного в ней нет.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке