Коротенький рассказ без имени

Тема

Келли Тим

Тим Келли

Антуану де Сент-Экзюпери,

Рэю Дугласу Брэдбери,

Владиславу Петровичу Крапивину

посвящается.

* * *

Темно. Бьют часы. Бом-м... Бом-м... Их удары монотонным гулом разносятся по дому. Бом-м... Полночь.

Поднимаюсь с постели, тихо, чтобы никого не разбудить.

- Мр-р-р?.. - кот соскочил с подоконника и потерся мне об ноги.

- Чучело - мяучело, - обзываю его ласково, - ложись спать. Я тоже сейчас лягу. Вот только пройдусь, подышу немного...

Не верит. Свернувшись калачиком на подушке, укоризненно смотрит вслед.

Выхожу на улицу. Прохладный ночной воздух неожиданно обволакивает меня целиком и погружает в себя, нежно, с некоторым трепетом и удовольствием. Иду вдоль улицы, вдыхая тончайший аромат летней ночи. Тишина... Лишь стук моих шагов уносится далеко вперед, в темноту длинной улицы, растворяясь вдали.

Легкая тень улыбки скользит по моему лицу. Я уже слышу по-мальчишечьи легкие и проворные шаги, приближающиеся с каждым шорохом травы, буйно растущей вдоль дороги. Делаю еще несколько шагов и останавливаюсь.

- Привет! - говорит мне Он и протягивает худую, но крепкую руку. - Я тебя ждал.

- Я пришел, - тихо шепчу я и сжимаю его ладонь в своей.

- Идем.

- Но куда?

- Пойдем, мне нужно показать тебе кое-что... такое... Я не могу объяснить.

- Хорошо. - Я сжимаю его ладонь еще крепче и чувствую мелкую дрожь, внезапно охватившую моего друга. Тонкая струйка пота сбегает по его шее, змеясь на загорелой коже.

- Что с тобой? Ты не болен?

- Совсем нет. Идем же! - В его голосе слышны нотки нетерпения.

Мы идем по пустынным улицам, взявшись за руки, почти не разговаривая, так как понимаем друг друга с полуслова. Изредка останавливаемся, чтобы рассмотреть получше падающую звезду, дерево, причудливо раскинувшее свои ветви в лунном свете, или просто, чтобы застегнуть ремешок на непослушных босоножках, так и норовящих соскочить с тонких, нескладных ног.

Так, неспеша, мы выходим на главную площадь и я замираю, не в силах оторвать глаз от открывшейся нам чудесной картины. Высоко взобравшаяся луна раскрасила серебристым светом старую водонапорную башню, стоящую тут с незапамятных дней. Чуть покосившаяся, она примостилась с краю площади и сейчас каждый треснувший от времени кирпичик, плющ, обвивший ее почти до самой макушки, несколько застекленных окошек - все сияло призрачным, неземным сиянием. И в этом сиянии старая башня постройнела, преобразилась, и как будто даже выросла...

- Красиво, правда?

- Да, - с трудом отрывая взгляд, отвечаю я. - Никогда не замечал, что тут так красиво...

- А завтра ее снесут. - Он говорит это очень тихо и в его глазах появляются крохотные искорки слезинок.

- Как же так?

- Да так... Говорят, что не нужна она никому, место только зря занимает.

- Как никому? А нам? Тебе и мне!

- Нас не спросят. Взрослые всегда так. - Дрожь вновь пробегает по его руке и я ничего не могу ответить.

- Пойдем, заберемся на самый верх! - вдруг предлагает Он и, высвободив руку, устремляется через площадь.

- Погоди, там ведь может быть опасно. И темно...

- Я там уже был. Ничуть не темно. И не страшно.

Преодолевая преграды из груд битого кирпича и щебня, мы добираемся до входа в башню. По узкой винтовой лестнице медленно поднимаемся, не обращая внимания на поскрипывание деревянных ступеней, своим скрипом словно жалующихся на свою судьбу.

Вот мы уже и наверху.

- Давай постоим, - робко предлагает мой спутник, - посмотрим на мир...

Я не возражаю - отсюда открывается чудесный вид на город, тихо дремлющий в полночный час. Вот площадь, блестящая брусчаткой в лунном свете; а вот узкие улочки, и дома, где мирно спят горожане.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке