Маска Локи

Тема

Аннотация: Эта история началась в Святой земле в эпоху Крестовых походов. Могущественный чародей Хасан ас — Сабах — знаменитый горный старец, глава ассасинов — бросил вызов Томасу Аннету — белому магу, Рыцарю Камня, хранителю Камня. Много столетий длится противостояние Томаса Аннета и Хасана ас — Сабаха, Властителя тьмы Аримана и озорного хитроумного Локи... XXI век — все нити сходятся, близится последний поединок.

Роджер Желязны

Но спрячь свое мужество в ножны,

И мы не проиграем.

Вильям Шекспир

ПРОЛОГ

Сильный жар, идущий из печи, опалил кожу ее лица и шеи. Она скривила губы в гримасе, кожа вокруг них высохла. Губная помада запеклась коркой, как асфальт под солнцем.

Александра Вель на два шага отступила назад от открытой дверцы печи. Это было ошибкой. Внезапный спад температуры привел к тому, что мелкие капельки пота выступили у нее на лбу, нижней губе, шее. Она почувствовала, как тонкий шелк ее белой блузки начинает провисать подмышками и на груди, впитав в себя влагу.

— Мистер Торвальд? — позвала она. — Айвор Торвальд?

Человек в глубине комнаты поднял лохматую голову и кивнул, продолжая работать мехами. Александра какое-то время смотрела, как его хлопчатобумажная футболка двигалась то в одну, то в другую сторону. Она подошла ближе, посмотреть, над чем он работает, и стала так, чтобы мужчина был между ней и желто-белым огнем печи.

Кусок расплавленного стекла, величиной со спелый помидор и такой же красный. Но его цвет был яростной краснотой внутреннего жара, а не холодной краснотой влажной кожицы плода. В центре он светился желтым, как память о печи. Торвальд держал кусок на конце стальной трубки, округляя и сглаживая его при помощи обожженной деревянной формы, по которой он прокатывал его. Руки и плечи защищали от жара простеганные металлической нитью рукавицы, а ближайшее к огню бедро — кусок металла, изогнутый словно рыцарские доспехи и подвязанный кожаными тесемками.

После сотни поворотов в форме стекло почти остыло. Торвальд встал, отодвинул обожженную форму, держа стальную трубку на весу, повернулся — чуть не задев дальним его концом лицо Александры — и поместил кусок обратно в печь. Стержень он повесил на скобу перед ней.

— Что вы хотите? — спросил он, сгибая и разгибая пальцы в рукавицах, осматривая ее с головы до ног: обвисшая на груди белая блузка, широкий пояс туго схватывает узкую талию, прямая черная юбка, обтягивающая бедра, колени…

— Вы выполняете частные заказы? — спросила она быстро.

— Смотря какие.

— И от чего это зависит?

— От того, интересно ли мне это.

«Один из этих», — подумала Александра про себя, призывно поводя бедрами.

— Ну ладно, — сказал он тяжело. — Что вы хотите?

Александра покопалась в сумке, висящей на плече, и вытащила конверт. Она открыла клапан и вытряхнула содержимое, стараясь не касаться его пальцами, хотя и держала под клапаном руку на случай, если оно упадет.

Торвальд подвинулся ближе, взглянул на нее, как бы спрашивая разрешения, снял рукавицу. Рука оказалась на удивление белой. Взяв один из выпавших обломков указательным и большим пальцами, он повернулся в сторону открытой двери, через которую лился дневной свет.

— Оникс. Или сардоникс, из красноокрашенных.

— Можете ли вы превратить его в стекло?

— Этого мало. Сколько в них? От силы пятнадцать — двадцать каратов Или у вас есть еще?

— Это все, что я могла… все, что у меня есть.

— Оставьте их как сувенир.

— А не могли бы вы смешать их с другими… из чего вы делаете стекло?

— Конечно, оникс просто разновидность кварца. Окись кремния. Почти то же самое, что стекло. Взять эти ваши два кусочка, добавить в расплав и — пфф! дело сделано.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке