Коготь серебристого ястреба

Тема

Аннотация: В тот день, когда юный Киели из племени оросини прошел ритуал превращения мальчика в мужчину и получил новое имя: Коготь Серебристого Ястреба, ему довелось стать свидетелем страшных событий. От рук неизвестных налетчиков погибли все оросини, и только раненому Киели чудом удалось уцелеть — да, именно чудом, поскольку спас его чародей, ученик великого Пага Роберт де Лиес.

Так Коготь Серебристого Ястреба попадает в Академию магов и вскоре становится не только искусным чародеем, но и одним из лучших фехтовальщиков.

Роберт де Лиес знает, что Коготь одержим идеей мести убийцам своего народа и рано или поздно непременно встретится с человеком, который стоит за бандой Ворона, истребившей племя оросини, а следовательно, станет орудием магов в борьбе с самым опасным врагом.

Раймонд Фейст

(Конклав теней — 1)

Посвящается Джейми Энн, научившей меня тому,

о чем я даже не подозревал.

Часть 1

СИРОТА

Смерть подошла и шепчет внятно.

Увы, невнятно это мне.

Уолтер Сэведж Лэндор

(перевод Я. Фельдмана)

1

ОБРЕТЕНИЕ ИМЕНИ

ОН ЖДАЛ.

Поеживаясь, мальчик жался к тлеющим углям небольшого костерка. Он давно не спал, поэтому — его светло-голубые глаза глубоко запали в темных глазницах. Он медленно шевелил сухими, потрескавшимися губами, повторяя заклинание, услышанное от отца. Горло болело, когда он произносил святые слова. Его черные волосы припорошила пыль, оттого что приходилось ночевать на земле; он заранее решил не смыкать глаз в ожидании видения, но усталость уже трижды брала свое. Несколько дней голода еще больше подчеркнули его худобу и обрисовали высокие скулы, и теперь он выглядел костлявым и бледным. Из одежды на нем была только набедренная повязка, в каких обычно ожидают прихода видения. В первую же ночь он почувствовал, как ему не хватает кожаной рубахи и штанов, прочной обуви и темно-зеленой накидки.

Ночное небо приобрело предрассветный серый оттенок, звезды начали бледнеть. Казалось, сам воздух замер в ожидании первого вздоха нового дня. Наступившая тишина завораживала и пугала, и мальчик на секунду задержал дыхание, подражая окружающей его природе. Но тут его коснулось почти неуловимое дуновение ветра, мягчайшее дыхание ночи, и он снова начал вдыхать воздух.

Когда небо на востоке посветлело, он протянул руку и, взяв сосуд из тыквы, сделал несколько неторопливых мелких глотков, растягивая удовольствие. Это все, что ему было позволено до прихода видения, зато потом он сможет спуститься вниз, домой, и по дороге, в миле оттуда набрать воды из ручейка.

Вот уже два дня он сидел у вершины горы Шата-на-Хиго, где мальчики обретали статус мужчины, и ждал видения. Перед этим он постился, пил только травяной чай и воду, затем, отведав традиционную еду воина — сушеное мясо, черствый хлеб и горький травяной отвар, — он полдня карабкался по пыльной тропе восточного склона святой горы, пока не добрался до крошечной впадины в десятке ярдов от вершины. На площадке едва разместились бы шесть человек, но мальчику, начавшему третий день ритуала , она показалась просторной. Детство, проведенное в большом доме среди многочисленных родичей, не подготовило его к одиночеству, он впервые в жизни проводил так много времени без компании.

Как повелось среди его народа оросини, мальчик начал ритуал возмужания за три дня до летнего солнцестояния, который жители низины называли праздником Банаписа. Ему предстояло встретить новый год и окончание детства в размышлениях о традициях семьи и клана, своего племени и народа и воззвать к мудрости предков.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора