Спермагазин

Тема

Аннотация: Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Михаил Окунь

Рассказ

Под утро снился мерзейший сон: сначала дотла сгорело имение, потом разжаловали в корнеты Азаровы — и в чине, и в смысле пола… Проснулся: всё не так уж плохо — мы молоды и талантливы, и похмелье не мучит.

Звоню одному знакомому — тонкому эстету, энциклопедисту, умнице:

— Какие планы на сегодня?

— По обстоятельствам: сумею достать яду, хотя бы элементарной цикуты — отравлюсь. Не достану — придется вешаться, бельевая веревка, по счастью, не продана.

— А кухонный нож на месте? Наточен хорошо?

— Ну, харакири требует детального знания предмета. А операцию на венах, мой правильный друг, гигиеничнее и экономичнее производить бритвенным лезвием.

— «Жилетт»?

— Нет, «Нева» как-то роднее, патриотичнее…

Порылся в ящике письменного стола, нашел американскую десятку. Пропади всё пропадом! Плюнул на нее, ненароком попав в глаз президенту Гамильтону, вышел на улицу, сдал бумажку в обменный пункт.

Подошел к «шайбе», скинулся со знакомыми алкашами на бутылку «Джонни Уокера», пояснив, что в переводе это «Ванька-ходок».

Есть и тут свои эрудиты.

Один сказал, что в юбилей выставят на обозрение мумии Александр а Сергеевича Пушкина и супруги его Натальи Николаевны.

— Различить-то их как? — спросил второй, томясь лицом.

— По бакенбардам…

Когда «Ванька-ходок» ушел четверти на три, ушел вслед за ним и я. Холодный ветер смертных пустырей засвистел в заушье. Раз так, пошел в морг:

— Привет, товарищ мой Серега! Гостей у вас, как вижу, много…

— Это после праздников — скоропостяги. Представляешь, что теперь бандюганы удумали: кладут своим убиенным браткам пейджер во гроб и посылают сообщения, когда бухбют на девятый и сороковой день.

Та-ак, они уже и загробный мир осваивают.

Пришел домой.

Внезапно охватил писчий зуд. Сел за стол, написал поэму из одной строки:

«Поставить памятник не спившимся в России!»

Перечитал — хороша!

Позвонил ей:

— Здравствуй, Кильси!

— Здравствуй, любимый! Как поживают твои вечно эрегированные ушки?

Заплакал, стал попрекать, что не уходит от мужа.

— Не волнуйся, — сказала, — когда мы с ним трахаемся — это не более, чем грязный онанизм. Не то что с тобой…

Успокоился, заснул. Когда проснулся, за окном было уже темно, только во мраке светилась гигантская красно-зеленая надпись: СУПЕРМАГАЗИН ОФИС КЛАБ. «Вот так, — подумалось, — клаб».

Внезапно в первом слове погасла вторая буква. Новообразование, возникшее в результате, напомнило, что еще не поздно включить телевизор и посмотреть «Плейбой».

Включил. Не понравилось: повсюду натолкан силикон. Выключил. Заснул окончательно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке