Все как по маслу

Тема

Виан Борис

Борис Виан

(Из сборника "Волк-оборотень")

I

Кламс Жоржобер смотрел, как его жена, красавица Гавиаль, кормит грудью плод их любовных восторгов, трехмесячного крепыша (полу - женского), что, впрочем, для последующего развития событий значения не имеет.

В кармане у Кламса было одиннадцать франков, а завтра нужно было платить за квартиру, но ни за что на свете не прикоснулся бы он к тюфяку, набитому тысячефранковыми банкнотами, на нем спал его старший сын, которому двенадцатого апреля исполнялось одиннадцать лет. Кламс всегда держал при себе только купюры и мелочь общей суммой до десяти франков, а все остальное откладывал. И посему в эту самую минуту он считал, что у него только одиннадцать франков, и остро сознавал ответственность, которая ложилась на новорожденных.

- Я от дочери не отказываюсь, но ведь ей уже четвертый месяц, - сказал он. - Пора бы и помогать семье...

- Послушай, - ответила его жена, красавица Гавиаль, - может, подождать, пока ей исполниться шесть (месяцев)? Рановато таким малышам работать, у них от этого бывает искривление позвоночника.

- Это верно, - сказал Жоржобер, - но надо что-то придумать.

- Когда ты мне купишь коляску для ребенка? - спросила Гавиаль.

- Я сам ее сделаю: старый ящик из-под мыла, колеса от "паккарда", и все. Дешево и сердито. В Отейле все малыши... разъезжают в... Черт возьми! - вдруг закричал он. - Придумал!..

II

Красавица Гавиаль, семеня, вошла в огромный подъезд дома нумер сто семьдесят, - как сказала бы Каролин Лампьон, известная бельгийская звезда, по проспекту Дерьмоцарта. Коридор был выложен черной и белой плиткой, слева находилась лестница с перилами из кованого-перекованного железа, спиралью обвивавшая шахту лифта в стиле Людовика X, работы Буль-Буля (но это была подделка), а под лестницей стояли две роскошные детские коляски от братьев Бюстишон и Мана с подушками из белого кроличьего меха и ожидали явления благородных отпрысков: первая - прославленного семейства де Кольте де ля Фрикадель, вторая - Марселена дю Бланманже.

Длина предыдущей фразы позволила красавице Гавиаль спрятаться за ней и пойти незамеченной мимо привратницкой. Следует прибавить, что Гавиаль, в элегантной юбке типа "нью-лук", из-под которой выглядывала столь же элегантная кружевная нижняя юбка (оставшаяся у нее от первого причастия), бережно несла свою дочь, дарованную ей Господом в результате удачного контакта с мужем, Кламсом Жоржобером.

С первого же взгляда красавица Гавиаль поняла, что коляска юного де Кольте была в лучшем состоянии, чем коляска дю Бланманже. И точно: ведь второй, гадкий мальчишка, пускал в нее ручьи каждый раз, когда его нянька встречалась с молодым жеребцом. Странный рефлекс, ибо шестью годами позже отец юного дю Бланманже скончался, разорившись на скачках... Но не будем предвосхищать события...

С самым непринужденным видом Гавиаль вошла в кабину лифта, поднялась на второй этаж и спустилась пешком, чтобы консьержка ее увидела. Потом, подойдя к коляске, нежно положила на подушку из кроличьего меха, набитую как дура, свою дочь, по имени Вероника, - мы уже разъясняли выше способ создания последней.

Гордо вскинув голову, Гавиаль вышла из подъезда и, толкая коляску, повезла ее по проспекту Дерьмоцарта.

Кламс Жоржобер, муж Гавиаль, ждал ее в ста метрах от места происшествия.

- Отлично, - сказал он, осматривая коляску. - В магазине ей цена тридцать тысяч. Ну, тысяч двенадцать мы за нее выручим.

- Это мои двенадцать тысяч, - уточнила Гавиаль.

- Ладно, - сделал Кламс широкий жест. - Это первый опыт, и провела его ты. Все правильно.

III

- Через час вернешь мне его? - спросил Леон Додилеон.

- Конечно, - успокоил его Кламс.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора