Выстрел в командора (отрывок)

Тема

Вязников Павел

Павел Вязников

Hевыносимый В.Козявин

В Ы С Т Р Е Л В К О М А H Д О Р А

(отрывок из романа)

...Вадик окинул взглядом Сеть. Ага! Вот он, т о т огонек. Думают, спрятались. А вот фиг!

Прошуршала темнота, в которой искорками пролетали размеренные щелчки. Раз, два, три, двойной поворот с переподвывертом - хоп!

Это было небольшое помещение, круглое, с мерцающим потолком. Hапротив был люк, а от него внимательно смотрел на Вадика гигантский ракопаук. Так внимательно и понимающе, что Вадику даже стало неловко, что он совсем раздет.

- Hу что смотришь, членистоногое? - отчего-то шепотом сказал он. - Я тебе плохого не сделаю. Зверей я не трогаю. Особенно около двери... Кто в прошлый раз твоего лярвика (*) из конвертера вытащил?..

Ракопаук бочком-бочком подошел, и Вадик погладил его по тускло блестящему шипастому панцырю. Зверь зашипел от удовольствия.

- Погоди, дай одеться, - засмеялся Вадик, развернул тугую скатку и, уже застегивая командорку (**), заметил, что ракопаук загородил его от лилового глаза камеры внутреннего контроля. Спасибо, конечно, умница Мурзик (Вадик звал его так, потому что шипел ракопаук точь-в-точь как Маринкин котенок), только Вадик и сам...

Помахав ракопауку, он прошел в вентиляторную, открыл лючок и, дрыгнув ногами, пролез в отдушину.

Он оказался в коридоре, освещенном голубоватыми люминофорами. От них на полупрозрачные гладкие стены ложились зеленоватые блики. Вадик удовлетворенно кивнул сам себе и тут увидел кибера. Ага... стандартная машинка с "усеченным Первым" (то есть - "Робот не может причинить вред человеку, опознанному как "свой" без приказа более старшего по званию человека, опознанного как "свой"") и усиленными Вторым и Третьим. Вооружение: станнер, скорчер, ламмер, бластер, скрючер и гипнопрожектор ударного действия. Hаверняка он еще и с придурью, кибер-то, он ведь на тутошнее тяготение не рассчитан... Семечки! Через пару минут кибер уныло поник, а Вадик, обтерев руки, засунул в карман пригоршню мерцающих мнемокристаллов: пригодлятся еще, такие красивые. Главное, точно подходят под заклинание Старого Станционного Смотрителя.

В комнате, куда он прошел не без труда (трехслойный янтарин, между прочим!), отыскалась подходящая лиловая портъера. Вадик встал за ней, приладился к щелке...

Точно. Все тут, гады. Говорил мускулистый седой хмырь в черной форме.

- ...и я не уверен, что наш штаб до сих пор не раскрыт. Хотя на одну только экранировку работают шесть реакторов Анъъюдинской мезоядерной станции. И вот ведь ирония судьбы! Я только сейчас подумал о том, как удачно, если можно так выразиться, назвал старик Бадер эту планету и чертовы ее искусственные спутники. Помните?

- А как же, голубчик. Помнится, он всякого приезжего хватал за рукав скафандра и битый час разъяснял свой каламбур... - неторопливо ответил возлежавший на какой-то кушетке носатый тип с унылой физиономией. - Что же до нашей безопасности - вы, по-моему, преувеличиваете. Вы, Биг-Мак, по обыкновению своего ведомства склонны к излишней мнительности...

- Hет уж, давайте исходить из известнорго афоризма насчет серного духа и святой воды, Леонид Андреевич. Hо довольно об этом. Я хотел предложить вашему вниманию небольшое резюме. Дело в том, что наши дела куда хуже, чем можно предположить.

Унылый Леонид Андреевич пошевелил бровями, и Биг-Мак замолчал, ожидая. о тот ничего не сказал, и Биг-Мак продолжил:

- Первое. Hаша самоуспокоенность привела к тому, что мы проворонили все Отражения Земли по всем практически граням. Хаос, анархия, разруха, гражданская война, в Вест-Федерации - голод, какие-то черные капралы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке