Отравление в Уичфорде

Тема

Беркли Энтони

Энтони Беркли

Роджер Шерингэм

перевод М.Тугушева

Глава 1

Мармелад и убийство

- Кеджери {Кеджери - рыба с приправами и рисом},- с энтузиазмом и решительно провозгласил, обращаясь к хозяину и хозяйке, Роджер Шерингэм, нависая над серебряным блюдом, красовавшимся на сервировочной стойке,кеджери мне всегда казалось в какой-то мере символом пашей жизни. Это кушанье может быть восхитительным или бесповоротно, прискорбно испорченным. Поджаренные до хруста кусочки рыбы и рис в вашем очень удавшемся кеджери означают дни и недели, такие легкие и необременительные, такие незаметно и элегантно исчезающие, в то время как неудобоваримое, вязкое месиво, которое исходит из рук подвыпившей кухарки...

- Любимая, я тебя предупреждал,- сказал Алек Грирсон своей молодой жене,- ты не можешь отрицать, что я тебя не предупредил.

- Но мне это нравится, дорогой, - возразила Барбара Грирсон (урожденная Шэннон), - мне нравится, когда он начинает рассуждать о толстых и вечно пьяных кухарках. Все это может оказаться для меня очень полезными сведениями.- Продолжайте, Роджер!

- Боюсь, вы не слишком внимательно слушали то, о чем я говорю,огорченно заметил Роджер.- Я рассуждаю о кеджери, а не о кухарках.

- Но мне кажется, вы упомянули о вязком месиве, исходящем из рук подвыпившей кухарки. Впрочем, не важно. Продолжайте рассуждать на тему, хотя должна предупредить, что у вас остывает кофе.

- И заодно ты можешь его предупредить, что на часах уже больше десяти,добавил ее супруг, подложив новую порцию табака в трубку, которую он обычно выкуривал после завтрака.- Не лучше ли тебе, Роджер, как можно быстрее воздать кеджери должное вместо того, чтобы распространяться о его достоинствах? Я рассчитывал в это время быть у ручья и уже полчаса как полностью готов.

- Тщетны желания человеческие,- печально заметил Роджер, неся к столу тарелку с щедрой порцией кеджери.- Они возникают вечером, а утром, глядишь, они уже увяли. Восходит солнце и сжигает их своими лучами, и желания уходят в небытие.

- Но сам Роджер утром не восходит на горизонте, а пребывает в темноте спальни,- проворчал Алек, - вот это больше подходит к данному случаю.

- Ну перестань, Александр,- кротко возразил Роджер.- Я задержался, чтобы отдать должное стараниям вашей замечательной кухарки.

Алек взял газету и, скрывая нетерпение за наружным безразличием, стал внимательно ее просматривать.

- Вы хорошо спали, Роджер?- осведомилась Барбара.

- Хорошо ли он спал?- саркастически проворчал её муж.- О нет, конечно.

- Благодарю, Барбара, очень, очень хорошо,- безмятежно проворковал Роджер.- Но честное слово, ваша кухарка просто кулинарный феномен и кеджери - настоящая мечта. Я съем еще немного.

- Да уж забирайте с блюда все, что осталось. Теперь вы жалеете, что не приехали к нам раньше погостить?

- Ни в малейшей степени. Напротив, я поздравляю себя, что смог побороть ужасающее искушение, и это один из самых умных поступков в моей жизни, прямо-таки мудрый.

- Да? Но почему же?

- Есть несколько причин. Давно ли вы женаты? Чуть больше года? Именно так. Требуется точно двенадцать месяцев, чтобы новобрачные достаточно привыкли к обществу друг друга и не сентиментальничали на публике к чрезвычайному смущению пожилых холостяков и несочувственно настроенных созерцателей этого счастья, к коим я и отношусь.

- Роджер!- негодующе воскликнула хозяйка.- Уверена, что ни я, ни Алек никогда не сказали в вашем присутствии ни единого...

- А я не говорю о словах. Я говорю о многозначительных, выразительных взглядах. Дорогая Барбара, мне пришлось-таки в свое время покорчиться под их перекрестным огнем.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке