Предыдущий Чокнутый

Тема

Борисова Майя

Майя БОРИСОВА

Рассказ

Митрофанов Сергей в свои двенадцать лет был человеком вполне самостоятельным. Если случалось ему участвовать в каких-нибудь сомнительных школьных проделках, он при разбирательстве никогда не говорил, что его, мол, заманили или что как все, так и он. Да этому бы и не поверили, поскольку знали: Митрофанов Сергей живёт своим умом.

Предыдущий Чокнутый впервые пересёк жизненный путь Митрофанова Сергея зимой, во время школьных каникул. Впрочем, "жизненный путь" - выражение чересчур громкое и неточное. Речь идёт о лыжне.

Митрофанов Сергей шёл лесной просекой по накатанной лыжне. Лыжи скользили легко и быстро, как по рельсам. Короткий зимний день перевалил на вторую свою половину. Было безлюдно и тихо.

Внезапно Митрофанов Сергей заметил лыжный след, решительно свернувший в чащу. Кто-то совсем недавно сошёл с просеки, поднырнул под заснеженную еловую лапу и двинулся по лесу неизвестно куда и неизвестно зачем. Митрофанов Сергей постоял в задумчивости. А потом неожиданно для себя тоже поднырнул под еловую ветку, задев её при этом головой и получив хорошую порцию снега за шиворот.

Скоро он убедился, что тот, за кем он пошёл, какой-то чокнутый... След его петлял вокруг стволов, иногда замирал, глубоко оттиснув в снегу полозья лыж и кружки палок, менял направление без видимых причин... Между тем снег становился всё рыхлее, кусты - всё непролазнее. Потом след переполз через канаву, которую Митрофанов Сергей решил одолеть "лесенкой", но оступился и угодил рукой в притаившуюся под тонким льдом тепловатую, пахнущую химией воду. Рукав куртки намок до самого локтя.

Митрофанов Сергей ругательски ругал себя за глупость, но повернуть назад казалось ещё глупее, и он продолжал тащиться по лесу, мысленно грозя Чокнутому всяческими карами и одновременно умоляя его выбраться поскорее на открытое место.

Лес наконец расступился, и Митрофанов Сергей очутился на горке, давно и хорошо ему знакомой. Справа по некрутому, но длинному спуску можно было съехать как раз к дороге, которая вела в посёлок и на станцию. Слева же с этой горки съезжать было опасно, потому что и обрыв тут был, и яма, а внизу маячили огромная сосна и телеграфный столб.

И тут Митрофанову Сергею стало нехорошо: след Чокнутого загибался влево и круто срывался вниз.

Один голос внутри Митрофанова Сергея сказал ему: "Это же псих ненормальный! Он тебе не указ!"

Другой голос внутри Митрофанова Сергея сказал: "Он посмел, а ты - не смеешь! Тебе - слабо..."

Митрофанов Сергей повернул налево, приблизился к обрыву и без задержки, чтобы не позволить страху одолеть себя, оттолкнулся палками.

Он упал уже на ровном месте, благополучно пролетев над ямой и счастливо миновав сосну и столб. А Предыдущий Чокнутый свалился раньше! При этом, видно, упустил лыжу: к подножию горы спускались глубокие отпечатки его ботинок.

"Хоть посмотреть бы на тебя, полоумного", - уже весело, без злости думал Митрофанов Сергей, возвращаясь в город на электричке.

Часть лета Митрофанов Сергей провёл с родителями, а на третью смену его отправили в пионерлагерь. Лагерь располагался на отшибе от станции и от деревни, по соседству виднелась лишь одна изба. Первым же утром, выбежав на построение, Митрофанов Сергей услышал детский плач. Он доносился из окна избушки, на крыльце которой сидела собака суровой наружности. Если кто-нибудь пытался подойти к калитке, собака начинала грозно рычать.

Ребята рассказали Митрофанову Сергею, что живёт тут одинокий старик, который зимой охраняет лагерь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке