Перст Святого Петра (2 стр.)

Тема

В доме жили кухарка и горничная, а также сиделка, которая ухаживала за старым мистером Денменом, свекром Мэйбл. У него, как это говорится, не все в порядке с головой. В общем человек он спокойный, прекрасно воспитанный, но временами какой-то странный. Как я уже говорила, у них в роду были душевнобольные.

Перемены, произошедшие в Мэйбл, потрясли меня до глубины души. Теперь ее почти невозможно было вызвать на откровенность. Я не стала задавать ей лобовых вопросов, а завела речь о ее друзьях, Галахерах. Она часто упоминала о них в своих письмах ко мне. Мэйбл ответила, что теперь она почти не видится с ними. Как, впрочем и с другими знакомыми. Я сказала ей на это, что неразумно отгораживаться от всего света и порывать с друзьями. Вот тут-то все и выплыло наружу. По словам Мэйбл, в этом не было ее вины. "Ни одна живая душа здесь не желает знаться со мной, все шарахаются от меня, как от прокаженной! Это ужасно! Это уже совершенно невыносимо. Я хочу продать дом и уехать за границу, но почему, скажите на милость, я должна бежать из собственного дома? А ведь ничего не поделаешь. Как же быть?" - Даже и передать не могу, как я расстроилась, - сказала мисс Марпл, обращаясь к своим слушателям.

"Моя дорогая Мэйбл, - заявила я ей, - удивляюсь я тебе. Ведь должна же быть какая-то причина всему этому...".

Но Мэйбл всегда отличалась строптивым характером, поэтому оказалось очень непросто добиться от нее правдивого ответа. Она твердила что-то о злобных наговорах, о лодырях, ничем не занятых кроме сплетен и забивающих людям голову своими бреднями.

"Все ясно, - сказала я. Очевидно по городку о тебе ходят сплетни. Но с чем это связано? Выкладывай все как есть." "Это так жестоко и несправедливо", простонала Мэйбл.

"Конечно, жестоко, но ты не сообщила мне ничего такого, что стало бы для меня откровением. А теперь, Мэйбл, скажи как на духу, что именно говорят о тебе люди"?

И тут все вышло наружу. Оказалось, что Годфри умер в одночасье, и это дало пищу разным домыслам и догадкам. Пошли разговоры о том, что Мэйбл отравила своего мужа. Ничто так не ранит, как подобного рода пересуды, и бороться с ними, оправдываться - чрезвычайно трудно. Когда люди болтают за глаза, вы не можете ни отрицать, ни возмущаться, а сплетня разносится вдаль и вширь, обрастая новыми подробностями, и никто и ничто не в силах положить этому конец. Я была совершенно уверена только в одном: Мэйбл никак не способна отравить кого бы то ни было. И я не понимала, с какой стати ее жизнь должна быть испорчена только из-за того, что она совершила какую-то глупость.

"Но ведь дыма без огня не бывает, - сказала я ей. - А теперь признайся, Мэйбл, что могло дать пищу таким пересудам? Должно же что-то быть". И она стала мямлить, что-де не знает никакой другой причины, кроме внезапной смерти Годфри. За ужином он был как огурчик, а ночью ему вдруг стало плохо. Послали за доктором, но бедняга умер через несколько минут после его прихода. По мнению врача, смерть наступила в результате отравления грибами.

"Ну, - сказал я, - этого для сплетен недостаточно, должно быть что-то еще". И Мэйбл ответила, что за завтраком между ними произошла ссора.

"И слуги, надо думать, все слышали?" - предположила я "Их не было в комнате".

"Но, моя дорогая, они могли услышать из-за двери." Я знаю, как истошно может кричать Мэйбл, да и Годфри Денмен никогда не сдерживался во гневе.

"Из-за чего вы погрызлись?" "О, обычное дело. Всегда одно и то же. Сначала вспылишь из-за какой-нибудь мелочи, а уж потом Годфри становился совершенно несносен, начинал говорить ужасные вещи. Так было и в то утро. Я не сдержалась и высказала ему все, что о нем думаю".

"То есть вы крупно разругались?" "Это не моя вина." "Дорогая девочка, сказала я, - не имеет значения, кто был виноват. Сейчас мы говорим не об этом. В таком городке, как ваш, очень трудно что-либо утаить от людей.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора