Переселение душ

Тема

Аннотация: Аннотация издательства: Приключенческие повести, разоблачающие жуликов и шарлатанов, которые во имя собственного обогащения распространяют псевдонаучные и мистические теории, спекулируя на доверии людей к науке.

Герой цикла — профессор психологии Морис Жакоб, расследующий частным образом загадочные происшествия, отдающие изрядной мистикой. Как и полагается настоящему учёному, он неизменно докапывается до рациональной истины, какой бы она ни была.

Глеб Голубев

— Да, конечно. Я вас жду. А потом вместе поедем в Лозанну. — Муж положил телефонную трубку и недоумевающе посмотрел на меня. — Звонил Гренер. Хочет заехать.

— Что-нибудь случилось?

— Он не стал объяснять. Ты же его знаешь, никогда не говорит о серьезных вещах по телефону. — Морис взглянул на часы. — Придется немножко задержаться, позвоню на кафедру. Он будет минут через сорок. Приготовь нам, пожалуйста, кофе.

— Хорошо.

Жан-Поль Гренер — комиссар нашей кантональной полиции. Морис несколько раз помогал ему советами, когда дело касалось тонкостей психологии и психиатрии или расследования разных мошеннических проделок, и они подружились.

Муж уважал комиссара за порядочность, глубокий ум и знание жизни, за остроумие и наблюдательность, порой поражавшую даже его, специалиста-психолога.

Мне Жан-Поль тоже нравился — высокий, всегда спокойный, неторопливый в движениях, даже немножко флегматичный, с фигурой располневшего циркового борца и очень внимательными, живыми глазами, весь какойто прочный и крепкий. Старомодными седеющими усами и сверкающей лысиной, всем своим видом и повадками он напоминал мелкого дельца, любителя выпить и вкусно поесть. Это Гренер действительно любил, в остальном же его добродушно-обывательский вид был обманчив…

Комиссар высоко ценил помощь Мориса, он даже стал добиваться, чтобы того утвердили официальным экспертом-консультантом по парапсихологии и «чудодейственным исцелениям» при кантональном суде, — по примеру некоторых земельных судов у наших соседей, в ФРГ. Может, теперь он хочет первым поздравить мужа с утверждением в должности?

Нет, это он мог бы сделать, конечно, и по телефону. Видимо, у него опять какое-то сложное расследование и ему понадобилась помощь Мориса. Интересно, что случилось?

Одинаково заинтригованные, мы оба выскочили в прихожую встречать комиссара, когда он, наконец, приехал. Гренер, как нарочно, долго вытирал ноги, искал место, куда пристроить свою мятую шляпу, расспрашивал, как мы себя чувствуем, как съездили в Англию и что думаем о погоде.

— По-моему, еще ни разу не было такой мерзкой зимы. Я, по крайней мере, не припомню. Биз не унимается уже четвертый день. Проклятый ветер!

Наконец они с Морисом устроились в гостиной. Я налила им кофе и, поколебавшись, поставила на стол бутылку коньяку. Гренер одобрительно хмыкнул, вытер носовым платком капельки дождя, сверкавшие в его усах, закурил длинную черную сигару.

— Я вам не мешаю? — спросила я.

Комиссар посмотрел на меня так, словно не сразу понял вопрос.

— Нет, что вы! — отмахнулся он дымящейся сигарой. — Какие могут быть секреты от вас, дорогая Клодина? Я же знаю, как нещадно вас эксплуатирует этот злодей. Вы для него не только жена, но и секретарь и ассистентка при проведении опытов. Ловкач! Зачем платить кому-то постороннему, пусть лучше деньги остаются в доме. Ну и коварство!

Это была любимая шуточка Тренера. Но на сей раз он не расхохотался, как обычно.

— Честно признаться, просто не знаю, с чего начать, — пробормотал комиссар.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке