Призраки графской усадьбы

Тема

Валерий Гусев

Глава I

Свет в темном окне

– А что за письма? - спросил Костик.

– Даже не письма, - Колька достал из кармана и протянул Костику несколько сложенных тетрадных листков. - Записки какие-то странные. Угрожающие.

Ребята сидели в лодке. Привязанная носом к мосткам, она шевелилась в водных струях, как живая: то жалась к берегу, то порывалась оттолкнуться от него к середине реки.

– «Эбенезеру Дорсету, эсквайру, - начал читать Костик вслух. - Досточтимый сэр! Почитаю своим долгом известить Вас, что на бесценные экспонаты вверенного Вам музея готовится злодейское покушение, время которого, к величайшему моему сожалению, мне неизвестно. Не желая обременять Вас изъявлениями благодарности, остаюсь для Вас какНеизвестный ».

Костик покачал головой, пожал плечами, развернул следующий листок. Текст на нем был написан другой рукой, в другом стиле, с ошибками: «Дед слиди за сваей хатой а то тут есть пацаны которыи непроч ее навистить и пакапацца в тваем старом барахле».

– Все остальное в том же духе, - сказал Колька. - Ваше мнение, досточтимый сэр?

– Подожди… Как они к тебе попали?

– Дядя Андрей отдал. А ему - начальник милиции. Говорит: ваш участок - вы и разбирайтесь.

– Колян, давай по порядку. - Костик сложил развернутые листки в стопочку, подровнял ее.

– По порядку так по порядку. Ты музей в Дубровниках знаешь? - Костик кивнул. - Примерно месяц назад кто-то стал подбрасывать туда эти письма. Причем только одно пришло по почте. А остальные находили в залах, в кабинете директора, в мастерской, где экспонаты ремонтируют…

– Реставрируют, - машинально поправил Костик, внимательно слушая.

– Какая разница, - отмахнулся Колька. - Директор, конечно, забоялся, сообщил в милицию. Там сначала тоже забеспокоились. Дядя Андрей несколько ночей в засаде просидел. И - ничего, никаких «пакапацца». Ну, решили, что кто-то хулиганит. Из наших пацанов. Вот дядя Андрей эти письма мне и отдал. Говорит, попробуй со своей детективной командой разобраться. Вот так, досточтимый сэр.

– Кое-что мне ясно, - задумчиво проговорил Костик. - Первое: письма писали двое. Один из них - человек достаточно грамотный и начитанный, если он знает рассказ О\'Генри «Вождь краснокожих». Другой - попроще. Второе: письма написаны в одном доме.

– Это почему?

– Листки одинаковые, - пояснил Костик. - Из одной тетрадки. Смотри, - он показал стопочку, - страницы одного формата и дырочки от скобочек совпадают.

– Точно, - согласился Колька. - Я еще заметил, что на некоторых листках вдавлинки остались.

– Правильно, - подхватил Костик. - Это, вероятно, на верхнем листе писал тот, что не шибко грамотный. Нажимал сильно, старался, язык высовывал.

– Отпечатков языка не обнаружено, сэр, - хмыкнул Колька. - А третье?

– В этом доме, где писались записки, есть пацан. Ученик первого класса.

– Косая линейка? - догадался Колька. - Но зачем это все делается? Для хохмы?

– Может, и для хохмы… А может, знаешь, для чего? Чтобы на самом деле ограбить.

– Зачем же предупреждать об этом? Дурь какая-то!

– Не дурь, - Костик покачал головой. - Не дурь, а расчет. Помнишь рассказ про маленького пастуха, который все шутил: волки, волки! А когда и впрямь волки напали на стадо, никто выручать не побежал - не поверили. Ты дядю Андрея не догадался спросить: срабатывала в музее сигнализация?

– Он сам сказал: два раза. Оба раза приезжал наряд милиции, но никого не застал.

– Вот видишь! Если она сработает опять, то уже особо торопиться не будут. Знаешь как? «Старшина Иванов, отправляйтесь на вокзал - там совершена кража личного имущества, а на обратном пути заверните в музей, опять у них сигнализация барахлит». - Костик вернул письма Кольке.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке