Пока бьют часы

Тема

Прокофьева Софья

С.Прокофьева

Глава 1

НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ПРОИСШЕСТВИЯ В КОРОЛЕВСКОЙ СПАЛЬНЕ

Король проснулся.

Прежде всего по привычке ощупал голову. Проверил, не съехал ли ночью колпак на бок? Не дай Бог, не свалился ли с головы?

И лишь убедившись, что колпак туго натянут на уши, с облегчением вздохнул, откинул одеяло, сел и спустил ноги с кровати.

Шторы были плотно задернуты. Мраморные колонны, уходящие в полумрак, казались столбами тумана. В изголовье кровати тускло поблескивала золотая корона, украшенная драгоценными камнями.

Справа от короля, на огромной кровати с кривыми поросячьими ножками сладко похрапывала королева.

- Хрю-хрю!.. - говорила она во сне. - Хрюхрю!.. - Возможно, ей снились поросята. Но скорее всего это был обычный королевский храп. Одеяло, вышитое золотом, мерно поднималось и опускалось. Но королевы в кровати не было видно. Не было видно ее головы на подушке.

Рядом с кроватью королевы стояла еще одна кровать. Но уже поменьше, на золотых птичьих лапах. На этой кровати спала принцесса.

- Цып-цып!.. - свистела она во сне. Возможно, ей снились цыплята.

Но принцессы в кровати тоже не было видно. На подушке вмятина, под отогнувшимся одеялом - пустота.

Скажем сразу, король ничуть не удивился. Он был совершенно спокоен. Он прекрасно знал, что его жена и дочь вовсе не исчезли, а преспокойно спят в этот тихий утренний час.

Что ж, мой дорогой маленький друг, пришла пора, чтобы и ты перестал удивляться и узнал, что ты попал не в обычное королевство, а в королевство невидимок. Да, да! В этой удивительной стране и король, и королева, принцесса, все министры и придворные, вся их многочисленная родня - даже двоюродные племянники - все носили колпакиневидимки. Дворец надежно охранялся, но стражников никто никогда не видел. Невидимый повар на королевской кухне орудовал поварешкой, и невидимый парикмахер осторожно завивал локоны невидимой принцессы.

Король подошел к окну и отдернул тяжелую штору. Утреннее солнце так и хлынуло в спальню, будто только этого и дожидалось. Теплые живые лучи скользнули вверх по колоннам, заставили заблистать драгоценную корону, в каждом камне зажгли цветной огонек. Наконец, лучи, почтительно притихнув, осветили портрет короля в тяжелой золоченой раме.

Солнечный зайчик упал на лицо короля и замер. Да что там какой-то солнечный зайчик, который, по правде говоря, просто лукавое пятнышко света! Все, все, кто видел портрет короля, прямо-таки застывали на месте.

Дело в том, что король был удивительно, необыкновенно красив. Все в его лице поражало красотой. А уж о глазах просто нечего и говорить. Глаза у короля были ясные, смелые, гордые, умные, великодушные и чуть-чуть задумчивые.

Рядом с портретом короля висел портрет королевы. Стоило только раз взглянуть на портрет королевы, и сразу же можно было понять, что она самая первая красавица на свете. Никаких сомнений! Эти сияющие глаза, нежный розовый румянец... Ах! - восклицали все, кто видел этот портрет, и умолкали, не в силах вымолвить и слова от восхищения.

Портрета принцессы в спальне еще не было. Но над кроватью принцессы уже был вбит крюк, похожий на высунувшийся из стены согнутый палец. Придворный художник еще не закончил ее портрет. Но и без того всем было известно, что принцесса - самая хорошенькая девочка в королевстве.

Во всех залах дворца, во всех галереях, повсюду, висело еще множество портретов придворных дам и министров.

Дамы поражали блеском глаз, шелковыми ресницами и тонкими талиями, министры - мужеством и благородством.

- Да нет! Куда там! Художник все равно не мог передать нашу удивительную красоту, - вздыхали невидимки.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке