Раб лампы

Тема

Аннотация: На этот раз профессиональный телохранитель Женя Охотникова столкнулась с настоящей мистикой. Просто чертовщиной какой-то! У Гамлета Маркаряна, ее нового клиента, появился странный сосед. Бедолага не зажигает в квартире электричества, всюду таскает за собой старинную керосиновую лампу. Казалось бы, это его личное дело… Но вот каким образом он умудряется в деталях предвидеть обстоятельства скорой гибели друзей и деловых партнеров Гамлета? Все складывается именно так, как пророчит безумец. Маркарян в панике — странный сосед заговорил и о его судьбе. Жить Гамлету осталось недолго… Женя Охотникова переквалифицируется в сыщика, не забывая свою главную миссию — сохранить клиенту жизнь…

Марина Серова

Пролог ЧЕТЫРЕ СОСЕДА

Толстый круглолицый мужчина прикурил от зажигалки в форме сапожка и, прищурившись, зашвырнул ее в кусты. Потом глянул на двух своих собеседников, сидевших на заднем сиденье машины, стоявшей в просторном дворе, и весело рассмеялся:

— Барахлит, сволочь. Колесико застревает. Ну ее к черту!

— Это та зажигалка, которую ты в Италии купил, Толян? — спросил его рыжий тип, чем-то отдаленно напоминающий кавказца. В его речи проскальзывал едва уловимый акцент. — Что ж ты ее выкинул? Памятная вещица.

— А и фиг с ней, — бизнесмен Толя Мельников неопределенно махнул рукой и произнес: — Тут, мужики, я с вами одну тему хотел перетереть. Не то чтобы уж непонятка, а так — ерундистика какая-то выходит. В общем, мы с вами купили квартиры в одном доме и на одном этаже, чтобы и жить, почитай, вместе, как работаем. А та квартира, которая примыкает к моей… словом, в ней живет какой-то чудик. Хата клевая, трехкомнатная, зачем она ему, я никак не усеку. Я вот хотел ее себе прикупить, стену, значит, проломить, чтобы одна квартира стала — семикомнатная. А что? Хорошая квартирка получилась бы. Я уже все распланировал. Значит, в тех трех комнатах я бы себе тренажерную устроил, еще одну спальню, ну и… видно будет, что дальше. И деньги в принципе есть. Заплатил бы, не обидел. Все путем. Ну вот, звоню я в дверь. Раз позвонил, другой, третий. Никто не открывает. А по лестнице старуха идет, которая где-то на пятом живет, что ли. Ее расселять еще собираются, там этот… Петров, который с нефтянки, все купил. А старушка, пока ей Петров однокомнатную не купил, пока что там живет. Ну вот, старуха мне и говорит: «Да ты, сынок, зря звонишь. Ты дверь посильнее толкни, она небось и откроется».

— И что, ты толкнул, Толян?

— Ага, — ответил Мельников, — толкнул я ее, Леша.

Его приятель и компаньон Алексей Бармин, мужчина лет тридцати пяти, очень представительный и с тем масленым блеском в глазах, который безошибочно выдает дамского угодника, отъявленного бабника, проговорил:

— И там, наверно, обнаружился притон?

— Да если бы! Там было темно, как в негритянской заднице, — «политкорректно» отозвался Мельников.

Третий из приятелей, рыжий, некто Маркарян, осклабил в улыбке большой рот и предположил:

— Темно? Трахались, что ли? Кстати, я до сих пор толком не знаю, кто в двенадцатой квартире живет. Я, правда, свою хату с месяц как купил, но за это время ни разу не видел, чтобы туда кто-то входил или кто-то оттуда выходил.

— Ну вот так и я сначала никого не увидел, — сказал Мельников. — Я же говорю, темно там было. Я зову: «Эй, хозяева, есть кто дома?» Ну, думаю, сейчас меня, Анатолия Мельникова, примут за банального квартирного вора. Но нет. Ничего! Захожу я в последнюю комнату, а там лампа горит. Керосиновая. Я подумал: во дела, электричество вырубили, что ли? Машинально потянулся к выключателю, щелкнул… Свет есть. А тот чудик, что в углу с керосиновой лампой сидел, вдруг подскочил и к стене.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке