Сломанный брегет

Тема

Ильичёв Валерий Аркадьевич

Ильичёв Валерий Аркадьевич

Архивный агент

Дежурный капитан приоткрыл дверь в кабинет:

- Тут один тип заявился. Хочет потолковать с тем, кто знал Русова. Я сказал, что из оперов только ты, Удачин, с ним работал. Потолкуешь?

- Пусть заходит.

Взглянув на посетителя, Удачин безошибочно определил; "Наш клиент. Пальцы все в наколках. На вид лет пятьдесят. Из старых уголовников".

Нежданный гость неторопливо присел на стул и, достав пачку "Беломора", закурил. Изучающе посматривая на опера, хрипло спросил:

- Значит, знал Сергея Константиновича? "Проверяет меня, урка", догадался Удачин и отпарировал:

- Что-то путаешь. Русова звали Николаем Сергеевичем.

- Да, верно. С годами памятью слабею. Только кажется, ты слишком молод, чтобы с ним в связке работать: его уже лет семь как похоронили.

- Я пришел в уголовный розыск, когда он на пенсию уходить собрался. Всего полгода с ним вместе по земле бегали. Тогда мы, молодые, на него, как на живую легенду, смотрели,

- Да, справедливый был мент. Свое дело знал, Я с ним долго работал. И до моей последней отсидки, и после того, как из зоны откинулся. Псевдоним у меня "Сомов" был. Не слыхал?

- Нет.

Заметив разочарование на лице бывшего агента, Удачин поспешно добавил:

- Умел Русов хранить секреты. Когда мы, опера, в его кабинет заходили, он свои секретные материалы вниз текстом клал. Старой школы был сыщик.

- Вот и я о том же толкую, когда приносил ему шпаргалку, он сразу спрашивал, кто кроме меня о преступлении знает. И задерживал, лишь убедившись, что мне не грозит провал, Без совета со мною ничего не предпринимал.

"Наверняка архивный агент информацию интересную приволок и прощупывает, можно ли со мною дело иметь".

Удачин кивнул:

- Правильно! Я тоже у старых оперов учился. И для меня безопасность работающего со мною человека прежде всего. Если у тебя проблема, давай вместе обмозгуем, как её решить.

- Это хорошо, что ты с понятием. Только проблема не у меня, а у одной телки. Я уже пять лет в завязке. Работаю водителем. Нашел хорошую бабу. Живу - не тужу. Но о моем прошлом многие знают. Вот и обратилась ко мне Верка - соседка моей сожительницы. Предложила три тысячи баксов за мокруху.

- И кто же ей так не угодил?

- Повадился её муж к молодой девахе в постель залазить. Верка от ревности к этой продавщице из универмага с ума сходит. Боится, что мужик насовсем от неё уйдет. Хотел я сначала в отказ пойти. А потом прикинул: она легко замену найдет. Сейчас отморозков, податливых на мокрые дела, найти раз плюнуть. Вот и надумал к вам заявиться.

- Так, давай адрес заказчицы и кого она казнить собралась.

Подожди, опер! Сначала ты слово дай, что никто не пострадает. Не только неразумную Нинку, связавшуюся с женатиком, не убьют, но и Верку-заказчицу в зону не направят. Не хочу больше никому зла причинять. Ну и, разумеется, я должен в стороне остаться. Не хватало еще, чтобы мои старые дружки прознали о моем приходе в ментовку. Сразу припомнят прежние провалы и разберутся, что к чему.

- Хорошо, даю слово, что без совета с тобою ни один шаг не сделаю.

- Я тебе верю, как человеку, знавшему Русова. Его уважал и, надеюсь, ты меня не подставишь!

Обсудив детали, опер подвел итоги:

- Нам на руку, что Верка о своих намерениях болтала и на работе, и в доме. Для начала я тайно опрошу пару-тройку свидетелей. Пусть Верка подумает, что мы узнали все из-за её длинного языка. Но ты попробуй принести собственноручно ею написанную записку с адресом и именем соперницы. Да и пусть захватит задаток в пятьсот баксов. Задержим тебя вместе с нею при встрече.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке