Секрет Гамона

Тема

Эдгар Уоллес

Глава 1. ЖЕНА ФЕРРИ ФАРРИНГТОНА

Капитан Уэллинг, один из искуснейших сыщиков Скотленд-Ярда, наконец получил дело, которое должно было стать венцом его служебной деятельности. Раскрывший на своем веку немало сложных преступлений, Уэллинг с головой ушел в дело об убийстве своего бывшего подчиненного Марборна в небольшом городке Крейз неподалеку от Лондона.

Это преступление затмило даже интерес капитана к сорока двум взломам и ограблениям, совершенным «Джентльменом в черной маске».

Центром розысков и местом своего пребывания в Крейзе капитан избрал, как это ни странно, Старый Дом — жилище Джемса Морлека, представавшего в недавнем прошлом перед судом по обвинению во взломе. В его преступном прошлом были уверены не только полицейские, но и местные жители.

С того момента, как был найден труп Марборна в кустах близ Старого Дома, капитан Уэллинг приказал своим помощникам, Финнигану и Спунеру, оповестить местную полицию и проследить за прочесыванием местности, выбрав для этого наиболее толковых полицейских.

Убийца мог скрыться только в этих лугах. Очень возможно, что и сейчас он там.

— Морлек, — обратился капитан к хозяину Старого Дома, — вы лучше меня знаете эту местность. По какой дороге он мог уйти отсюда?

— Это зависит от того, насколько хорошо убийца знал местность. Я предполагаю, что он перешел мостик, перекинутый через реку, и направился по Эмдонской дороге. Там много дорог, и он мог избрать любую; может быть, вы обнаружите какие-нибудь следы, если осмотрите стену, окружающую сад.

Поиски оказались почти безуспешными. Лишь Спунеру удалось напасть на след, наводящий на размышления. Он нашел на тропинке, спускающейся к реке, кривой нож, который убийца, очевидно, обронил второпях.

— Мавританская работа, — сказал Джеймс, бегло осмотрев находку, — или, вернее, сделан в Бирмингеме, но продан в Марокко. Эти ножи — любимое оружие марокканцев. Поэтому если эта находка действительно имеет отношение к преступлению, то со спокойной совестью можете приказать задержать любого араба, оказавшегося в ближайшие часы в этой местности на расстоянии двадцати миль от Старого Дома.

Полицейское управление довело до сведения Уэллинга, что на Шорхемской дороге был замечен иностранной матрос, но не чернокожий.

Уэллинг ознакомил Джемса Морлека с этим донесением.

— По-видимому, они воображают, что всякий араб обязательно должен походить на негра, — проворчал Джемс. — Удивительно толковые люди! Какого же цвета, по их мнению, должен быть этот араб? Не знаю, известно ли вам, что многие арабы-марокканцы светлее смуглых европейцев?

Лондонская полиция тщательно обыскала квартиру Марборна и допросила его приятеля, бывшего полицейского Слоона.

Слоон сообщил, что в последний раз ему пришлось видеться с Марборном вечером накануне преступления. Марборн очень нервничал и рассказал ему о том, что заметил недалеко от своего дома какого-то иностранного моряка, по-видимому, заблудившегося в Лондоне.

— Это тот человек, которого мы ищем, — воскликнул Уэллинг. — Он направлялся к Марборну на квартиру. Там, очевидно, произошла борьба, потому что в столовой царил ужасный беспорядок: столы и стулья были опрокинуты, а на полу валялся конверт с обрывками газетной бумаги, адресованный Марборну. Должно быть, убийца под предлогом передачи письма проник к нему в квартиру, но Марборну удалось отразить его нападение. Это и побудило Марборна явиться к вам в такой поздний час.

— Но чего ради он пришел именно ко мне?

— Он, по всей видимости, хотел продать вам документ, которым, по моим данным, шантажировал крупного дельца Гамона.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке