Любовь и бессмертие Зорге

Тема

Бенюх Олесь

Олесь Бенюх

Драматическая поэма

в двух действиях и 14 сценах

Действующие лица

Рихард Зорге, резидент советской разведки в Японии

Катя, его жена

Макс Клаузен, радист группы Зорге, псевдоним - "Фритц"

Анна, его жена

Бранко Вукелич, член группы Зорге, псевдоним - "Жиголо"

Хоцуми Одзаки, член группы Зорге, псевдоним - "Отто"

Етоку Мияги, член группы Зорге, псевдоним - "Джо"

Коноэ, принц, премьер-министр Японии

Тодзио, генерал, военный министр Японии

Эйген Отт, посол Третьего Рейха в Японии

Фрау Отт

Мейзингер, атташе по безопасности, шеф гестапо в посольстве

Осаки, полковник, начальник японской контрразведки

Ян Берзин, начальник Главного Разведывательного Управления Красной Армии

Иосиф Сталин

Лаврентий Берия

Георгий Жуков, командующий Западным фронтом

Борис Шапошников, начальник Генерального штаба Красной Армии

Филипп Голиков, преемник Берзина

Александр Поскребышев, секретарь Сталина

Адольф Гитлер

Генрих Гиммлер

Йозеф Геббельс

Иоахим Риббентроп, преемник Нейрата

Мартин Борман

Вожатый, 1-й и 2-й советники принца Коноэ, генерал, шифровальщик, полковник ГРУ, Исии - подруга Зорге, начальник тюрьмы, тюремный капеллан, палачи, конвоир

Павшим в боях за нашу Родину

посвящается

Действие первое

Сцена первая

Август 1935 года.

Летний подмосковный лес на берегу Клязьмы. Яркое полуденное солнце, беззаботное щебетание птиц, в густой траве полевые цветы. В траве на спине лежит Зорге. Катя сидит рядом. В руке ромашка на длинном стебле, ею она щекочет Рихарда. По реке проносится моторка.

Зорге: Хорошо-то как! Небо высокое, синее, ясное... Тишина.

Катя: Да! Только в конце концов прогресс убьет нашу планету!

Зорге: Прогресс убьет!? Почему ты так думаешь, малыш?

Катя: Ну неужели ты не чувствуешь, как от этого катера дохнуло бензином?

Зорге: А... это? (смотрит вслед лодке долгим задумчивым взглядом). А для меня запах нефти, бензина навевает сладкий дурман, как иллюзия детства.

Катя: Скажешь тоже, Рик! Милый! Во всем ты безупречен, но это!

Зорге: Катюшка, человечек родной! Ты что же ты забыла, что я родился на Южном Кавказе, недалеко от Баку, на Апшероне, в поселке Са-бун-чи. Знаешь, что это значит? Чер-ный го-род! Город нефти. И запах её я глотнул с первым вздохом жизни.

Катя: Но ты же говорил, что ваша семья уехала в Германию, когда тебе было всего три года!

Зорге: А разве в возрасте дело? "Дым Отечества" где-то внутри нас. Навсегда! Моя мама, Нина Семеновна, до самого последнего дня своего тосковала по России. И эту тоску и я несу в своем сердце, где бы я ни был. Это во мне, как священная эстафета от мамы.

Катя: Ты знаешь, когда мы познакомились, меня больше всего поразила в тебе какая-то пронзительная любовь к Москве. Ты ведь сам говорил, что полюбил её заочно. Разве это естественно?

Зорге: О, это от мамы. В её рассказах Москва была сказочно прекрасной. Мама так пела русские песни, так говорила о бескрайних русских просторах, о красоте березовых рощ, о Волге могуче-таинственной... Я все это представлял себе и любил всем сердцем. Благодаря маме я, может быть, слишком русский! Русский до мозга костей! И ты мне представляешься такой же прекрасной! Только в такой красоте рождаются такие дивные лица!

Катя: А я часто думаю, почему-то, о твоем двоюродном дяде Фридрихе Адольфе Зорге. Боевой друг и сподвижник Маркса и Энгельса! Только подумать! Выходит, у тебя по материнской линии - идеалы национальные, а по отцовской - социальные!

Зорге (смеясь): На моем отце любые идеалы, кроме чисто буржуазных, притом худших, активно отдыхали. Он мечтал привить своим детям истинно немецкий дух.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке