В Камышах

Тема

Шраер-Петров Давид

Давид Шраер-Петров

В Камышах фантелла

Славненькая у нас подобралась компаньица: Лиловый, Челюсть, Смычок, Скалапендра и я - Рогуля (или Рыгуля) смотря по обстоятельствам.

В Камыши мы сползаемся ежегодно в конце лета и держимся друг друга до времени зятяжных дождей. Потом рассеиваемся по Великому Пространству до будущего сезона. Откуда кто из нас появлялся, никто никому не рассказывает. Не принято. Да и небезопасно. Принято в нашем сообществе предаваться воспоминаниям давностью лет в пять, не меньше. "Когда гуано минерализуется," пояснил когда-то Челюсть. Мы согласились с этим. Почему мы сползаемся каждый год и непременно в Камыши? Не в карстовую пещеру. Не в соляную яму. Не в катакомбы. Не к благословенным жирным лиманам. В Камыши. На побережье Чухонии. Под августовское северное небо. И толчeмся здесь, пока голубой и высокий шар неба не потускнеет и опадeт, оцарапанный бродячим котом неизбежности. Мы наслаждаемся превращением красоты лета в уродливость осени. И не так страдаем от своих бед. Преждевременно выпавшие дожди, ранняя грязь и сладкая тоска гниющих камышовых корней радуют нас. Мы не одни. Не только с нами. Всe тленно.

Подальше от Камышей на жeлтом песке греются пляжники. Лижут айскремы. Лупят друг друга мячами. Смывают в Чухонском заливе пот и лень. Мы никогда не ходим к ним. И никого к себе не подпускаем. Об этом года три назад позаботилась Скалапендра. До сих пор слышу поросячий визг чернохвостой толстухи, из пляжников. И вой скорой помощи. И чeткая зона отчуждения, образовавшаяся вокруг Камышей с тех пор. Когда мы сползаемся, сходимся, сбегаемся по утрам в Камыши из наших ночлежек, пляжники eжатся и закутываются в полосатые полотенца и цветастые халаты. Только бы не попадаться нам на глаза.

Один Замок, белеющий на Холме, не даeт нам покоя. Мы сидим в Камышах. Толкуем о том, о сeм. Чаще о легендах давней-давности. Иногда шмыгаем влажной тропинкой к воде. И не смотрим на Пляж. Замок висит над нами и пляжниками, как камень, как белая громадная скала, готовая сорваться с Холма. У нас вражда с Замком. Мы ненавидим Замок. Пляжники - боятся. В Замке презирают нас и пляжников. Хотя и в презрении есть свои оттенки. Мы кажемся обитателям Замка мерзкими и бесполезными. Пляжники - ничтожными и терпимыми.

Наша компаньица образовалась лет девять-двенадцать назад. Трудно назвать другое сообщество, состоящее из столь несходных персонажей. Скажем, Скалапендра. Так и знал, что начну с неe. Что ни говори, давняя привязанность. Роковая. Отравленная ядом любви. И всe же, наступлю на горло. Пересилю себя. Отложу описание Скалапендры до поры, до времени. Начну с Лилового. Сначала портрет. Словесный портрет. Жалкое подобие истины. Лиловый появляется в Камышах первым. Первым достигает Чухонска. Захватывает самый отдалeнный и дешeвый подвал, называемый им игриво "бельэтаж". Особенно нежно выходит у Лилового "бель". Выпевается грязными губами. Четыре эротические буквы Б-Е-Л-Ь. Впрочем и Ж. Выпевается: Б-Е-Л-Ь-Э-Т-А-Ж. На что Челюсть сплeвывает бывало: "Жеманная жопа!" Отвлeкся, Лиловый славится разветвлением венозной сети. Кажется, он дышит кожей. Как лягушка. Лиловая, человекообразная. Лиловый не только дышит. Он питается кожей. Впитывает лиловыми капиллярами запахи. Кулинарии и сортиры остались в Чухонске со времeн... С тех времeн. В великом множестве. "Деньги к деньгам," любит повторять Челюсть. Ещe до образования нашего сообщества, нашей компаньицы, нашего камышeвого братства, Лиловый (бывший тогда просто бесцветным) выпил бутылку палитуры. Его откачали в реанимации. Но кожа осталась выкрашенной навсегда.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора