Экспресс в рай

Тема

Стюарт Терри

Терри СТЮАРТ

Глава 1

Тяжелые башмаки Маата громко стучали по металлическим ступеням крутой лестницы, ведущей в блок смертников.

Он покинул столовую для дежурных надзирателей с чувством неприятной тяжести в животе. Как всегда, мешала одышка. Выверенным, спокойным шагом вошел в длинный коридор без окон, ярко освещенный электрическим светом. Нажал на кнопку, и двойная бронированная дверь открылась. Перешагнув через порог, Маат сразу почувствовал себя, как дома.

Справа тянулся ряд отвратительных камер. Царила тишина, унылая и плотная.

Идя по коридору, Маат удивился, увидев первую камеру пустой, потом вспомнил, что ее обитателя накануне вечером отправили на электрический стул.

Бросил взгляд во вторую: Джонни Ньюман. Ограбления банков. Пять убийств, среди которых убийство агента Федеральной безопасности. Волосатыми руками Ньюман раскладывал замасленную колоду карт на коричневом одеяле, и Маат увидел квадратную голову и взгляд больного зверя.

Соседняя камера: Отис Дженканум. Убийца школьниц и некрофил.

- Привет, Отис, - громко сказал Маат. - Успокоился?

Тот улыбнулся, как провинившийся ребенок. В его глазах, казалось, отсутствовало какое бы то ни было желание". Смутившись, Маат отвернулся и ускорил шаг.

"Вот Джесс Уэбстер, - подумал он, шагая дальше. - Этот уложил семью из одиннадцати человек за четыре доллара и шестьдесят три цента..." Уэбстер спал, лежа ничком на грубой скамье и спрятав лицо в ладонях.

В следующей камере худой человек в очках с золотой оправой читал толстую книгу в потрепанном переплете, медленно шевеля губами. Он даже не поднял головы на звук шагов Маата. Этого человека звали Нильс О'Хиггинс, он был пастором в Белтонвилле, штат Алабама. Защитник общественной нравственности... Хорош защитник, как же: убил пятерых нагих танцовщиц из театра.

Маат прошел мимо двух пустых камер и, наконец, подошел к последней. Здесь сидел Бен Свид.

Когда Бену надоедало лежать, он ходил. Шесть шагов вдоль, три шага поперек, и всегда одно и то же движение ногой, чтобы обойти умывальник.

С потолка свисала негаснущая лампа в металлической решетке. Ему до тошноты надоел этот резкий свет, от которого болели глаза. Он услышал резкий звук шагов Маата. Тот заговорил мягким и мирным голосом.

- Ну, как, Свид?

- Что как?

- Я могу войти?

- Вы бы лучше оставили меня в покое, - проворчал Бен, но потом добавил:

- Входите, если душа просит. За это я платы не беру.

Маат одними глазами улыбнулся Бену, который, стоя спиной к стене, был все так же враждебен.

- Вам курить запрещено, - сказал он, вытащив из кармана пачку сигарет, но мы можем договориться. И потом, я не люблю пускать дым в глаза.

Бен ничего не ответил, но впился взглядом в пачку.

- Это против инструкций, но если вы очень хотите... - продолжал Маат.

Бен распрямил пальцы, взял сигарету, наклонил голову к спичке и глубоко затянулся. Он долго держал дым в легких, затем медленно выдохнул.

- Прекрасно, - пробормотал он. - Что нового? Маат сел на табурет.

- Чейн Клейтон схлопотал тридцать лет отсидки в тюрьме Джолиет. Его взяли с подругой в Каире. Это из сегодняшней газеты.

- Никогда не слышал об этом Клейтоне... Да и вообще, мне наплевать.

- Свид, мне бы хотелось...

- Чего?

- Мне бы хотелось услышать вашу историю. Не ту, которую рассказали в газетах, а настоящую.

- Вам это интересно?

Бен размышлял. Вообще-то Маата ему ненавидеть было не за что. Этот толстяк в форме действительно делал все, чтобы скрасить последние часы осужденных. Не то что подонок Ларсон, который постоянно выкрикивал своим отвратительным голосом разные угрозы.

- Мне было бы интересно узнать, почему вы оказались здесь, - сказал Маат.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке