Как аукнется

Тема

Дональд Уэстлейк

– Боюсь, это опять церковь, – сказала Кэри Мортон. – Грег, переключи.

– Ничего, ничего, мне она нравится, – из вежливости заверила ее Фей Уайт, но Грег Мортон уже щелкнул рамкой проектора, и на миг появившийся на стене белый прямоугольник сменился еще одним роскошным видом все той же крошечной бетонной церквушки, аляповато выкрашенной в пастельные тона и блестящей на ярком южном солнце, словно свадебный торт недельной давности.

– О, господи, что-то я переборщила с этими снимками, – сказала Кэри. – Но церквушка такая красивая.

– Да, прелестные цвета, – согласилась Фей, кляня себя за эту бесхребетную учтивость и понимая, что тут уж ничего не поделаешь. Десять лет назад, в колледже, было точно так же: Кэри дерзила и плевать на всех хотела, а Фей улыбалась и твердила свое "ничего, ничего, мне нравится". Прошли годы, но все осталось по-прежнему.

– Этот народ такой примитивный, – заявила Кэри, пока Грег бился с проектором, а все остальные таращились на белую стену. – Считаются христианами, но то, что они творили в этом своем храме – сущие джунгли.

Так почему же вы этого не сфотографировали? – подумала Фей, потягивая аперитив, приторный южноамериканский напиток, привезенный Мортонами из Бразилии. Его пили все, кроме Рида, мужа Фей; тот предпочел кружку пива. Жаль, что я не такая уверенная в себе и не такая спокойная, как Рид, – продолжала размышлять Фей. Жаль, что я не люблю своих друзей так, как он.

Щелк. Появилось изображение четверки робких улыбчивых ребятишек на фоне ржавой, просевшей темно-зеленой американской машины.

– Как это по-детски, – с безмятежной улыбкой заметила Кэри.

– Так они и есть дети, – ответила Фей, глядя на маленькие беззащитные мордашки и острые коричневые коленки.

– Нет, я имею в виду их всех, – Кэри рассмеялась. – Очень милые люди, но уж такие легковерные.

– Прирожденные жертвы агитаторов, – подал голос Грег.

Изображение на стене задрожало, и Фей нахмурилась, глядя на детишек. Что там? Отсохшая рука? А у этого… Неужели?

– Погодите! – вскричала Фей, но проектор уже щелкнул, и на экране появился мужчина, безмятежно бредущий по проселочной дороге с большим глиняным кувшином на плече. Дорога была сухая и пыльная, по обе стороны лежала выжженная солнцем бурая земля.

– О, да это Хулио! – радостно объявила Кэри.

– Что там? Один из этих… – Фей посмотрела сквозь луч проектора на Кэри, милую, белокурую и совсем недавно ставшую матерью. – Один из этих детишек – слепой, да?

Но в этот миг Рид спросил:

– Агитаторы, Грег? Неужто они есть и там?

– Да уж как водится, – ответил Грег. – Когда в стране обустраивается большая американская компания, она привозит с собой процветание, рабочие места, товары народного потребления, образование, медицинское обслуживание. И местные тотчас начинают думать, будто все это принадлежит им.

– Хулио вел у нас хозяйство, – сказала Кэри, улыбаясь Фей. – Ты не поверишь, до чего приятно жить в стране, где легко найти прислугу. А какое вино он делал. Таскал его нам целыми кувшинами. Не виноградное, а из каких-то цветов, кажется. Не понимаю, как ему удавалось что-то выращивать. Вы только взгляните на эту почву. В моем огородике помидоры были не больше желудей.

– Очень бедные почвы, – пояснил Грег. – Но политиканы, разумеется, болтают про загрязнение окружающей среды.

– Здесь – та же история, – отозвался Рид, – Раздувают из мухи слона.

– Вот именно, – согласился Грег. – Все мы люди, а человеку свойственно ошибаться. Можно подумать, мы нарочно. Неужто мы варвары?

Фей повернулась и воззрилась на Грега.

– Я читала про какую-то долину в Бразилии, – сказала она.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке