Устами младенца

Тема

Привалов Борис

Борис ПРИВАЛОВ

РАССКАЗ ИЗ ЦИКЛА

"НЕОЧЕВИДНОЕ ВЕРОЯТНОЕ"

Супруги Андросовы с превеликими предосторожностями привезли своего единственного сына, трехлетнего Коленьку, в клинику знаменитого педиатра академика Хитарова.

Упитанный карапуз был оживлен и беззаботен, а взволнованные родители, наблюдая за ним, беспокойно вздыхали и многозначительно переглядывались.

Три года Коленька рос и развивался вполне нормально, как и положено ребенку, у которого отец - доктор наук, мать - кандидат, а бабушка с дедушкой - доценты с тридцатилетним стажем: целые дни он был среди взрослых и хочешь не хочешь слушал научные разговоры родителей, родственников, их коллег. Но последние три недели в поведении Коленьки стали замечаться некоторые странности.

Бабушка-доцент даже обрадовалась:

- Похоже, он начал выходить в вундеркинды.

Ясно улыбаясь, Коленька среди обычных для его возраста "зачем" и "почему" стал вдруг огорошивать гостей такими разговорами, что все только руками разводили да посмеивались.

Например, одного известного физика-теоретика Коленька ошарашил лекцией о том, как управлять гравитацией, и даже начал писать на листке, на котором только что рисовал кораблик, какие-то сложнейшие формулы. Разумеется, теоретик обратил все в шутку, засюсюкал и подарил карапузу привезенный с очередного симпозиума набор жвачек.

Гости смеялись, а Коленька скомкал бумагу с формулами и ушел на кухню, к бабушке, за своим любимым клюквенно-брусничным киселем.

"Взрывы вундеркинизма" повторялись регулярно.

Доктора наук, онколога Чуняева Коленька очень повеселил своим заявлением:

- Дядя доктор, а я знаю, как бороться со злокачественными опухолями! Я знаю общее решение проблемы для всех видов подобных заболеваний, а проще сказать - универсальный рецепт...

Уже полвека отдавший онкологии Чуняев сперва охнул, а потом, приняв все за милый розыгрыш, погладил малыша по вихрам и долго, до слез смеялся.

- Это надо же, - утирая лицо, приговаривал Чуняев, - ну учудил, брат... Дед, небось, подучил, а? Развеселили старика... ох!

А модного биолога Илларионова Коленька озадачил вопросами об индивидуальном бессмертии:

- Режимы, диеты, физические нагрузки, стрессы, износ организма - это частности! Само же решение проблемы физического бессмертия довольно примитивно в своей сути. Оно лежит на поверхности. Почему-то никто не обращал внимания на деятельность такой железы, как...

Но тут уже давно начавший хихикать Илларионов до того развеселился, что даже выронил бокал с боржоми.

- Ой, ой! - стонал он. - От горшка два вершка, а уже все знает! Дай бог нам эту проблемку всем научным скопом решить этак лет через сто... А он... ой, не могу... ой, держите меня, помру со смеху...

Таким же фиаско закончились Коленькины попытки растолковать академику Максимову, что теория относительности Эйнштейна справедлива только для галактик типа Млечного Пути и что во Вселенной есть множество антигалактик, в которых частицы движутся быстрее скорости света.

Член-корреспондент трех академий Буланов упал, сраженный припадком гомерического хохота, когда Коленька вполне профессионально пытался объяснить ему структуру атомного ядра и ряд внутриядерных секретов.

А генетик Озерский, услышав от Коленьки принципы управления наследственностью, многозначительно покрутил пальцем у виска и молвил:

- Переутомили ребеночка гости да родители, факт! Дите понаслушалось взрослых разговорчиков - у него салат в голове! Деду Хитарову его нужно показать не медля. Я ему позвоню!

...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке