Смешливая Ин Нин (7 стр.)

Тема

- Нет таких людей, - возразила старуха,- которые бы не смеялись... Только надо время знать.

Однако Ин Нин с этих пор совсем уж больше не смеялась, даже когда ее дразнили и вызывали. Тем не менее целый день ни на минуту не становилась грустной.

Однажды вечером, сидя с мужем, она вдруг заплакала; слезы так и закапали у нее из глаз. Тот удивился, а она, всхлипывая, говорила ему:

- Раньше я не говорила тебе об этом, боясь испугать, да и жила я с тобой еще слишком мало времени. Теперь же я вижу, что ты и твоя мать оба любите меня даже слишком, и совершенно меня не чураетесь, значит высказать все напрямик, пожалуй, беды не будет. Я действительно лисьей породы. Перед тем как умереть, моя мать отдала меня матери-бесу, у которой я и жила более десяти лет. И вот теперь, когда у меня нет братьев и когда вся моя надежда только на тебя, я скажу, что моя мать осталась лежать в горах; над ней некому сжалиться, чтобы похоронить ее вместе с отцом моим; в могиле царят горе и досада. Если бы ты не пожалел хлопот и затрат, то, может быть, велел бы нашим слугам покончить с этой обидой, и тогда все, когда-либо воспитывавшие девочек, не допустили бы более, чтобы их бросали и топили.

Студент согласился, но выразил опасение, что могила затерялась в густых зарослях травы и отыскать ее будет трудно. Жена сказала ему, чтобы он не беспокоился. И вот в назначенный день муж с женой повезли гроб на могилу, которую Ин Нин быстро нашла среди путаных чащоб и падей. Действительно, там оказался труп старухи, еще с остатками кожи. С плачем и причитаниями положила она труп в гроб и повезла к могиле отца, где и погребла мать с ним вместе. В эту самую ночь студент видел во сне старуху лису, которая пришла благодарить. Проснулся и рассказал сон жене, а та сказала, что она с лисой даже виделась этой самой ночью, но старуха не велела ей пугать мужа. Студент выразил досаду, зачем она не оставила старуху дома. Ин Нин сказала:

- Она ведь бес, а здесь много живых людей и царит земной дух. Разве можно ей тут долго жить? Ван спросил про Сяо Жун.

- Она тоже лиса, - сказала жена, - и очень способная, понятливая. Моя мать-лиса оставила ее, чтобы смотреть за мной. Она, бывало, соберет плодов или еще чего и кормит меня: вот я ее и ценила, жила с ней душа в душу. Вчера я спросила мать о ней: оказывается, она уже замужем.

После этого каждый год, в тот день, когда едят холодное, муж и жена шли на могилу Цин, ей отбивали поклоны и прибирали могилу.

Через год Ин Нин родила сына, который еще грудным ребенком не боялся незнакомых людей. Увидит кого - сейчас смеется: много, видно, было в нем материнского.

Послесловие рассказчика

Мы видели, как девушка заливалась глупым смехом, и казалось, не правда ли, что в ней нет ни сердца, ни души. Однако устроить у стены такую злую штуку, кто мог бы умнее ее? Опять же так любить и жалеть свою мать!.. Быть бесовской породы и вдруг перестать смеяться, даже наоборот - заплакать... Да, наша Ин Нин - уж не отшельник ли, скрывшийся в смехе?

Я слышал, что в горах есть трава, называемая "смейся!" Кто ее понюхает смеется так, что не может остановиться. Вот этой бы травки да в наши спальни! Тогда поблекла бы слава знаменитых трав "радость супружеская" и "забвение неприятностей". А этот наш "цветок, понимающий слова", - хорош, конечно, - но, право, досадно, что он вечно кокетничает.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора