Творческая командировка лекаря Чехова

Тема

Приставкин Анатолий

Анатолий Приставкин

К чеховским запискам "Остров Сахалин" я обратился случайно, считая, что куда приятней перечитывать на досуге рассказы, знакомые еще по школьным хрестоматиям. С той поры, когда мы листали перед экзаменом этот самый "Сахалин", только и осталось в памяти, что там была ужасная каторга, где люди заживо гнили и умирали. Думаю, многие из моих современников эту книгу не читали вовсе. А ведь в жизни Чехова поездка на Сахалин стала исключительной вехой, во многом изменившей его мировоззрение: он писал, что весь "просахалинился"... Возможно, и туберкулез, который свел его в могилу, берет начало от той поездки.

В книге многое поразительно интересно. Ну, можно ли сегодня реально представить, что приехал какой-то лекарь Чехов (так прописано в дорожном документе), на "режимный" остров, а ему тут же выдают предписание, что он может все видеть и везде бывать! А тамошний генерал-губернатор скажет так: "Смотрите, нам скрывать нечего. Вам дадут пропуск во все тюрьмы и учреждения". Этот же странный губернатор, барон Корф, после посещения тюрьмы расковал многих кандальников, произнеся такие слова: "Путь добра бесконечен".

Вам попадались такие губернаторы? Мне не попадались. Впрочем, как и писатели, которые захотели бы потратить три месяца на проклятую дорогу, а потом столько же времени проводить в диких условиях перепись всего каторжного населения, а многих подлечить физически и духовно.

Но еще до поездки Антон Павлович изучил 179 работ, посвященных русской каторге. А издателю, который выразит недоумение по поводу странного желания Чехова ехать в такую даль, он в письме скажет: "Из книг, которые я прочел, видно, что мы сгноили в тюрьмах миллионы людей, сгноили зря, без рассуждения, варварски; мы гоняли людей по холоду в кандалах десятки тысяч верст, заражали сифилисом, развращали, размножали преступников, и все это сваливали на тюремных смотрителей. Теперь вся образованная Европа знает, что виноваты не смотрители, а все мы, но нам до этого дела нет, нам неинтересно"...

Эти бы слова да в уши нашим "патриотам", которые грязью поливают "образованную Европу" и ее правовые организации, поясняя, что у России свой менталитет: сажать, держать и не пущать. Потому и гноим до сих пор более миллиона в колониях и тюрьмах, а это половина всех заключенных той же Европы...

Транссибирская магистраль, напомню, в те времена только строилась, и добирался "лекарь Чехов" до Сахалина сперва поездом, потом по воде, а далее от Тюмени шесть тысяч верст по непроезжим дорогам. "Сибирский тракт, напишет он, - самая большая и, кажется самая безобразная дорога во всем свете".

Но из записок Чехова видно, что встречались ему, на удивление, все сплошь приличные люди, разве что, когда возок опрокинулся, извозчики шибко матом кричали. Но ведь не ограбили не разу, а на помощь встречные приходили довольно часто. Не потому ли на берегах Енисея, Антон Павлович с пафосом произнесет такие слова: "Я стоял и думал: какая полная, умная и смелая жизнь осветит со временем эти берега". Осветила, как мы сейчас знаем, через полсотни лет, но кострами зеков, а "полной" была от переполненных лагерей...

Что касается каторги, которую Чехов увидел на Сахалине, прежде всего поражает описание тюрем, где много света, открытые на природу окна, заключенные могут выходить, куда вздумается. Если кто и пребывают в тюрьме, то лишь потому, что она служит приютом для ночлега. Конечно, я не мог не вспомнить знаменитую Бутырку, где в камерах было уплотнено настолько, что спичка гасла от недостатка кислорода. Летом от сердечной недостаточности умирали десятки людей.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке