Вечер у Клэр (2 стр.)

Тема

она задумалась и сказала: пять лет. Она сказала это с серьезным лицом - мне стало жаль, что такие мелочи могут ее огорчать, и я хотел попросить у нее прощения; но она отвернулась, спина ее задрожала, она поднесла платок к глазам - и когда, наконец, она посмотрела на меня, я увидел, что она смеется. И она рассказала мне, что горничная переживает свой очередной роман и что человек, который обещал на ней жениться, теперь наотрез от этого отказался. И потому она такая задумчивая. - О чем же тут задумываться? - спросил я, - ведь он отказался на ней жениться. Разве нужно так много времени, чтобы понять эту простую вещь? - Вы всегда слишком прямо ставите вопросы, - сказала Клэр. - С женщинами так нельзя. Она задумывается потому, что ей жаль, как вы не понимаете? - А долго длился роман? - Нет, - ответила Клэр, - всего две недели. - Странно, она ведь всегда была такой задумчивой, - заметил я. - Месяц тому назад она так же грустила и мечтала, как сейчас. - Боже мой, - сказала Клэр, - просто тогда у нее был другой роман. - Это действительно очень просто, - сказал я, простите меня, но я не знал, что под пенсне вашей горничной скрыта трагедия какого-то женского Дон-Жуана, который, однако, любит, чтобы на нем женились, в противоположность Дон-Жуану литературному, относившемуся к браку отрицательно. - Но Клэр прервала меня и продекламировала с пафосом фразу, которую она прочла в рекламной афише и читая которую смеялась до слез:

Heureux acquereurs de la vraie Salamandre Jamais abandonnes par le constructeur(1)

Затем разговор вернулся к Дон-Жуану, потом, неизвестно как, перешел к подвижникам, к протопопу Аввакуму, но, дойдя до искушения святого Антония, я остановился, так как вспомнил, что подобные разговоры не очень занимают Клэр; она предпочитала другие темы - о театре, о музыке; но больше всего она любила анекдоты, которых знала множество. Она рассказывала мне эти анекдоты, чрезвычайно остроумные и столь же неприличные; и тогда разговор принимал особый оборот - и самые невинные фразы, казалось, таили в себе двусмысленность - и глаза Клэр становились блестящими; а когда она переставала смеяться, они делались темными и преступными и тонкие ее брови хмурились; но как только я подходил ближе к ней, она сердитым шепотом говорила: mais vous etes fou (2) - и я отходил. Она улыбалась, и улыбка ее ясно говорила: mon Dieu, qu'il est simple! (3) И тогда я, продолжая прерванный разговор, начинал с ожесточением ругать то, к чему обычно бывал совершенно равнодушен; я старался говорить как можно резче и обиднее, - --------------------------------------(1) Счастливые обладатели настоящей "Саламандры", Никогда не оставляемые фабрикой! (фр.) - Перев. автора.(2) но вы с ума сошли (фр.) - Перев. автора.(3) Боже, как он прост! (фр.) - Перев. автора.точно хотел отомстить за поражение, которое только что претерпел. Клэр насмешливо соглашалась с моими доводами; и оттого, что она так легко уступала мне в этом, мое поражение становилось еще более очевидным. - Oui, mon petit, c'est tres interessant, ce que vous dites la(1), - говорила она, не скрывая своего смеха, который относился, однако, вовсе не к моим словам, а все к тому же поражению, и подчеркивая этим пренебрежительным "la", что она всем моим доказательствам не придает никакого значения. Я делал над собой усилие, вновь преодолевая искушение приблизиться к Клэр, так как понимал, что теперь было поздно; я заставлял себя думать о другом, и голос Клэр доходил до меня полузаглушенным; она смеялась и рассказывала мне какие-то пустяки, которые я слушал с напряженным вниманием, пока не замечал, что Клэр просто забавляется. Ее развлекало то, что я ничего не понимал в такие моменты. На следующий день я приходил к ней примиренным; я обещал себе не приближаться к ней и выбирал такие темы, которые устранили бы опасность повторения вчерашних унизительных минут.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке