Скверный судья

Тема

Сандрар Блез

Блез Сандрар

Рассказывают, что однажды случилась такая история. Мышь погрызла сшитое портным платье.

Портной пошел к судье, которым в ту пору был бабуин, спящий без просыпу. Портной его разбудил и начал жаловаться:

- Бабуин, протри глаза! Посмотри, вот почему я пришел и разбудил тебя: повсюду дырки. Платье, которое я сшил, прогрызла мышь, правда, она не признается и во всем обвиняет кошку. Кошка же настаивает на своей невиновности и уверяет, что это, должно быть, работа пса. Пес, все отрицая, утверждает только, что это сделала палка. Палка сваливает вину на огонь и твердит: "Это огонь, это огонь виноват!" А огонь ничего не желает понимать, знай только повторяет: "Нет, нет, нет, это не я, это вода!"

Вода притворяется, что первый раз слышит эту историю, но склонна думать, что виновен слон. Слон злится и кивает на муравья. Муравей весь покраснел и носится повсюду, болтая без умолку. Тут все переполошились, стали между собой ссориться и подняли такой гвалт, что я уже совершенно, ну, просто абсолютно не в состоянии понять, кто же все-таки испортил мое платье! И я теряю время, бегаю туда-сюда, жду, терплю, спорю и в конце концов, видно, останусь с носом. О Бабуин, протри глаза и взгляни! Здесь одни дыры! Что со мной теперь будет! Я разорен! - стонал портной.

Однако на самом деле терять портному было особенно нечего. Дома у этого бедняка были больная жена, куча маленьких ребятишек и злая старуха, которая всегда стояла у порога, но то была не бабушка и не мать жены, нет, и не какая-нибудь странница, а старая злая ведьма, которая всех их держала в кулаке и терзала вдоволь, и были у нее длиннющие зубы и в спине - лезвие ножа вместо позвоночника, звалась она Нуждой.

Нужда всегда была тут как тут, и чем больше портной работал, тем больше отнимала у него Нужда: входила бе спроса, опустошала все горшки и горшочки, сделанные из бутылочной тыквы, колотила детишек, бранилась с женой, пререкалась с самим портным.

И доводила он его до того, что бедный портной уже не знал, куда ему деваться. А теперь вот еще и мышь взяла да изгрызла все платья заказчиков так, что остались одни дырки!

Вот уж действительно не повезло бедняге портному, и совсем он расстроился: тогда-то он и решил пойти рабудить судью, которым в ту пору бы бабуин, спящий без просыпу.

- О Бабуин, протри глаза и взгляни. Здесь одни дыры!

Бабуин держался прямо, был большой толстый, пышущий здоровьем. Слушал он портного, поглаживая шерсть. Его неодолимо клонило в сон, однако он собрал присяжных, так как ему хотелось поскорее со всем этим разделаться и опять заснуть.

Мышь обвинила кошку, кошка свалила все на пса, пес облаял палку, палка обрушилась на огонь, огонь горячился из-за воды, вода кипятилась при виде слона, слон изливал гнев на голову муравья, а муравей (ведь пришел и муравей) - муравей, весь красный от ярости, злой на язык,- только разжигал страсти. Он бегал туда-сюда, отчаянно жестикулируя, разносил сплетни и пересуды, настраивал одних против других, винил всех подряд, не забывая, впрочем, выгораживать себя самого.

Ну и каша заварилась! Все кричали одновременно, началась такая суматоха, что у бабуина от этого всего закружилась голова. Он собрался уже вытолкать всех за дверь и наконец-то снова спокойно заснуть в своей хижине, когда портной воззвал к его долгу судьи, закричав еще громче, чем все остальные:

- О Бабуин, протри глаза и погляди: здесь одни сплошные дырки!

Бабуин был очень озадачен. Ну что ему с этим делать? И что за запутанное дело! И потом, ему так хотелось спать, так ужасно хотелось спать. Вся эта компания могла бы оставить его в покое, могла бы и сама все уладить.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке