Трудное слово

Тема

Довлатов Сергей

Сергей Довлатов

К сожалению, нет статистически точных данных о том, какое из слов в русском языке более или менее употребительно. То есть каждому, разумеется, ясно, что слово, например, "треска" употребляется значительно чаще, чем, допустим, "стерлядь", а слово "водка", скажем, гораздо обиходнее таких слов, как "нектар" или "амброзия". Но точных, повторяю, данных на этот счет не существует. А жаль.

Если бы такие данные существовали, мы бы убедились, например, что слово "халтура" относится к самым употребляемым в Советском Союзе. Причем употребляется это слово, как минимум, в двух значениях. В первом случае халтура - это дополнительная, внеочередная, выгодная работа с целью дополнительного заработка. Во втором случае халтура - это работа, изделие, продукт труда, который выполнен быстро, недобросовестно, кое-как. В первом случае понятие "халтура" носит более или менее позитивный характер, во втором случае - негативный.

Популярность этого слова объясняется тем, что добросовестный труд в СССР все очевиднее переходит в разряд пережитков капитализма. Людям все труднее прожить на официальный заработок, отношение к работе становится все более циничным и потребительским; короче, советские граждане все упорнее охотятся за халтурой как за дополнительным заработком, а с другой стороны, все небрежнее и халатнеє выполняют свои прямые обязанности на официальной работе. Таким образом, если употреблять слово "халтура" в одной фразе и при этом - в обоих значениях, то получится примерно следующее:

"У себя на работе я не работаю, а халтурю, а вечером, когда иду халтурить, я уже не халтурю, а работаю..."

За шесть лет в Америке мне довелось работать с несколькими переводчиками, причем весьма квалифицированными, совместно мы разрешили множество лингвистических проблем, вышли из множества словесных тупиков, но слово "халтура" по-прежнему вырастает каждый раз перед нами как непреодолимое препятствие. Я достаточно много с ним провозился, чтобы утверждать: такого слова или даже близкого к нему понятия в английском языке - не существует. Есть слово "трэш", что значит - мусор, дрянь, отход. Это слово употребляется по отношению ко всякому барахлу, к бездарным развлекательным пьесам, к примитивным коммерческим романам или аляповатым художественным полотнам. Есть слово "бэлони", что означает - ерунда, чушь, пакость. Есть выражение "чип-стаф", то есть - дешевое исполнение, дешевка, бросовый товар. А вот слово "халтура" в том значении, в каком употребляем его мы, бывшие советские граждане, в Америке не существует.

Означает ли это, что здесь, в Америке, нет рвачей или лентяев, олухов или тупиц, что никто здесь не нуждается в дополнительных заработках или не трудится спустя рукава? Ни в коем случае. Есть здесь, конечно, и рвачи, и лентяи, и бездельники, не говоря о тупицах, а слова "халтура" - нет. Более того, я вынужден прибегнуть к парадоксальной формулировке: "халтурщики" в Америке есть, а слово "халтура" в американском лексиконе - отсутствует. Как же так?

Прислушайтесь, с каким выражением, с какой интонацией употребляет это слово российский мастеровой, художник-штукарь, или писатель, устремившийся в погоню за длинным рублем, то есть любой человек, занимающийся сознательной халтурой. Вы не увидите на его лице ни следов раскаяния, ни ощущения вины, ни гримасы стыда. Он говорит о своей халтуре с веселой гордостью, торжеством и подъемом, как будто идет на штурм мирового рекорда по штанге.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке