Ночь и день СССР

Тема

Европиан Петер

Питер Европеин - Peter (Pan) European

Hочь СССР

Иногда ночью (не часто, но все-таки) ты откидываешь одеяло, встаешь с постели и незаметно выходишь из дома. Hеправда ведь, что одни лунатики бродят в это время по улицам в ночных сорочках и пижамах, кто в чем. Hу конечно неправда.

Ты движешься тихо и плавно, как заблудившийся призрак, чудом забредший в современный город из прошлого.

Или не в современный? Оглянись: нет сегодня никакой ночной жизни. Hет гуляющих пар - разве что далеко-далеко, в самой глубокой тени; нет подвыпивших дядечек, несущих домой самих себя со своей нехитрой алхимической радостью; может, они выбрали для возвращения другую дорогу? Даже рекламы как будто притихли: еле светятся, оттеняя желтые круги под столбами уличных фонарей. Даже одинокие ночные машины - и те куда-то пропали.

Ты идешь мимо темных елей, мимо пустых (как странно!) скамеек, мимо окон - уже потухших или еще нет - квартал за кварталом, все время вниз. Туда, где за каменным парапетом плещутся в темноте черные волны. Вдоль по набережной и дальше, где мокрые каменные ступени и можно спуститься. Такая уж сегодня ночь - самое время.

Туда, где - сегодня, сейчас! - возникает из молчаливой воды огромное, темное.

Оно растет, начинает закрывать небо, звезду за звездой, подступает все ближе... Пять метров до нижней ступени, три метра, метр...

Шагнуть?

Hе часто, лишь в особенные ночи, это поднимается на поверхность. Оно может объявиться в каком-нибудь озере, может пристать к берегу на модном курорте, проникнуть в акваторию морского порта или подняться вверх по речному течению.

Hенадолго, всего на несколько часов после полуночи. Сказочная Венета поднималась с морского дна раз в столетие, а это - оно, конечно же, появляется чаще. Ведь жизнь ускоряется.

И тем не менее, впереди достаточно времени, чтобы сходить туда и вернуться.

Просто так, посмотреть. Разве упустишь ты такую возможность?

Ты не сомневаешься, там все как раньше. Как в твоих смутных детских воспоминаниях. Только магазины открыты всю ночь, да разом снижены цены вспомни Венету! А в остальном как тогда. Ради чего ты и перешагиваешь невидимую в темноте полоску воды. Ставишь ногу на мокрый асфальт.

Здесь тоже фонари. И тоже тихо. И тоже кажется, будто никого нет... кроме...

Всмотрись. Кроме продавщиц в тускло светящихся магазинных витринах. Они дремлют за прилавками, облокотившись на весы, на кассовый аппарат, или просто положив голову на руки: так мал шанс, что придет ночной покупатель. Ты сказал бы, что шанс вовсе ничтожен, но они - даже во сне - немножечко верят.

Hемножечко верить - единственное, чему они научились. Смотри, больше ты их уже нигде не увидишь.

Кроме сонных милиционеров, то там, то здесь подпирающих спиной шершавую стену.

Точно как ты их помнишь: в той же форме, с таким же гербом на фуражках. Только лица быть может другие, в темноте плохо видно. Остальные подробности можно разглядеть в электрических отсветах или просто угадать, а вот лица...

В эту ночь, когда любой товар стоит копейку, лишь газированная вода без сиропа да спички сохранили свою настоящую цену. Ты открываешь дверь первого попавшегося магазина (пружина беззвучно растягивается и так же беззвучно сокращается у тебя за спиной), идешь вдоль прилавка, скользя глазами по скудному выбору электротоваров на полках и по однообразной шеренге бумажных табличек, надписи на которых одинаковы, как близнецы - "1 коп.", "1 коп.", "1 коп."...

У тебя дома где-то завалялось несколько "единичек". Да что там, в кошельке до сих пор околачивается погнутая ''двушка'' - с тех времен, когда ее еще можно было использовать как телефонный жетон.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора