В ожидании суда

Тема

Грей Роллинс

Я услышал шаги. Еще не видя человека, по его тяжелой походке и затрудненному дыханию я понял, что это Роналд Хикок из контактной группы, которая вела переговоры с ональби.

Да уж, я действительно подкинул им тему для переговоров…

Он вскарабкался на скалу, где я сидел, и плюхнулся рядом. Отдышавшись, он заговорил:

– С тобой хорошо обращаются? Я кивнул:

– Никаких жалоб.

– Неужели никаких? - он повел рукой, показывая на горизонт. - Тебя поселили в этой скалистой долине, без укрытия, без еды…

– Еду мне приносят, - возразил я.

– Да-да, знаю, - согласился он. - А ты соорудил себе глинобитную хижину, но это…

– Рон, мне не требуется особняк. Все, что мне нужно, это защита от непогоды и пища.

Он что-то проворчал и стал рыться в карманах.

– Я принес тебе носки, как ты просил, - сказал он и вручил мне небольшой сверток. - Знаешь, я думаю, если бы ты только захотел, они бы разрешили тебе пользоваться чем-нибудь еще. Может быть, монитор? А как насчет…

Жестом я остановил его.

– Ничего не нужно.

– Пол, я тебя не понимаю. Сидишь здесь в одиночестве, глядишь на скалы, ни с кем не разговариваешь, ничего не делаешь. Как ты это выносишь?

Я пожал плечами:

– Ты же знаешь, люди часто говорят, что собираются вот-вот сделать что-то важное, если у них окажется время. Мне всегда хотелось проветрить душу, и теперь как раз появилась такая возможность.

Он глубоко вздохнул.

– Зачем ты это говоришь? Не стоит заниматься самоистязанием. Мы вполне могли бы поговорить с ними, чтобы тебя перевели в какое-нибудь более цивилизованное место - скажем, в помещение, которое надежно защитило бы тебя от непогоды.

– Мне и здесь неплохо. Можешь считать, что я уже отбываю наказание.

– Это глупо! Ведь против тебя еще не начат процесс, а ты уже наказан. Несправедливо.

– По чьим меркам? - спросил я. - По нашим? По их? Или по каким-то высшим законам? Кто определяет правила? Во всяком случае, я должен послужить примером справедливого решения. Если в моем деле сыграет роль что-то, кроме справедливости, то и мы, и ональби будем ощущать последствия этого до скончания веков.

Рон встал и посмотрел на меня сверху вниз.

– Сумасшедший, - сказал он. - Ты прикрываешься своей виной, словно щитом. А что если они убьют тебя? - Он неуклюже изобразил клешни ональби, разрезая рукой воздух. - Пригодится ли тогда твой щит? Позволь мне, по крайней мере, попробовать спасти тебя.

Не отводя от него взгляда, я покачал головой.

– Нет. Мы поступим по-моему, то есть так, как хотят они. У них не должно быть претензий. Это единственный способ прийти к тому, чтобы мы могли сосуществовать в будущем.

Хикок начал было что-то говорить, но замолчал, задумался, а потом стал спускаться со скалы так же неуклюже, как и взбирался. Он пересек котловину, вскарабкался на гребень и исчез. Через несколько дней, когда голос совести возобладает над раздражением, которое я у него вызываю, он снова придет сюда и сделает еще одну попытку спасти меня от меня самого и от ональби.

Меня зовут Пол Уокер. Мне двадцать восемь лет, мой отец - профессор философии, а мать - учительница танцев. Сколько себя помню, я всегда мечтал о космосе. Во что бы то ни стало я хотел полететь к звездам. И говорил себе, что готов заплатить любую цену… я действительно так думал.

Однако довольно скоро выяснилось, что я не могу стать ни капитаном, ни пилотом, ни даже навигатором. Вдобавок я не собирался быть ученым. Хотите знать чистую правду? Я просто был слишком ленив, чтобы как следует учиться. Сейчас, повзрослев, я оглядываюсь назад и сожалею об упущенных возможностях.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке