Суер-Выер, Пергамент

Тема

Коваль Юрий Иосифович

Юрий Коваль

БЛУЖДАЮЩАЯ ПОДОШВА

Темный крепдешин ночи окутал жидкое тело океана.

Наш старый фрегат "Лавр Георгиевич" тихо покачивался на волнах, нарушая тишину тропической ночи только скрипом своей ватерлинии.

- Фок-стаксели травить налево! - раздалось с капитанского мостика.

Вмиг оборвалось шестнадцать храпов и тридцать три мозолистых подошвы выбили на палубе утреннюю зорю.

Только мадам Френкель не выбила зорю. Она плотнее закуталась в свое одеяло.

- Это становится навязчивым, - недовольно шепнул мне наш капитан Суер-Выер.

- Совершенно с вами согласен, кэп. Невыносимо слушать этот шелест одеял.

- Шелест? - удивился капитан. - Я говорю про тридцать третью подошву. Никак не пойму, откуда она берется.

- Позвольте догадаться, сэр, - сказал лоцман Кацман. - Это одноногий призрак. Мы его подхватили на отдаленных островах вместе с хеймороем.

- Давно пора пересчитать подошвы, - проворчал старпом. - Похоже, у кого-то из матросов одна нога раздваивается.

- Эх, Пахомыч, Пахомыч, - засмеялся капитан. - Раздваиваются только личности.

- Но, извините, сэр, - заметил я. - Бывают на свете такие блуждающие подошвы. Возможно, это одна из них.

- Подошвы обычно блуждают парами, - встрял Кацман. - Левая и правая. А эта вообще не поймешь какая.

- Вероятно, она совмещает в себе левизну и правоту одновременно, сказал я. - Такое бывает в среде подошв.

- Не знаю, зачем нам на "Лавре" блуждающая подошва, - сказал старпом. - Ничего не делает по хозяйству, только зорю и выбивает. Найду, нащекочу как следует и за борт выброшу!

- Попрошу ее не трогать, - сказал капитан. - Не так уж много на свете блуждающих подошв, которые охотно выбивают зорю. Если ей хочется, пускай выбивает.

По мудрому призыву капитана мы не трогали нашу блуждающую подошву и только слушали по утрам, как она выбивает зорю. Чем она занималась в другое время суток, мне неизвестно. Наверное, спала где-нибудь в клотике.

Боцман однажды наткнулся случайно на спящую блуждающую подошву, схватил ее и дал по шее подошвой зазевавшемуся матросу Веслоухову. Но потом аккуратно положил ее обратно в клотик.

ОСТРОВ ВАЛЕРЬЯН БОРИСЫЧЕЙ

- Остров Шампиньонов мы уже открыли, - сказал как-то Суер-Выер. - А ведь надо бы еще какой-нибудь открыть. Да вон, кстати, какой-то виднеется. Эй, Пахомыч! Суши весла и обрасопь там, что надо обрасопить!

- Надоело обрасопливать, сэр, - проворчал старпом, - обрасопливаешь, обрасопливаешь, а толку чуть.

- Давай, давай, обрасопливай без долгих разговоров!

Вскорости Пахомыч обрасопил, что надо, мы сели в шлюпку и поплыли к острову. На нем не было видно ни души. Песок, песок, да еще какие-то кочки, торчащие из песка.

- Ну это, конечно, обманные кочки, - сказал Суер. - Знаю я эти кочечки. Только подплывем, как из этих кочек вылезет черт знает что.

Шлюпка уткнулась носом в берег, и тут же кочечки зашевелились и каким-то образом нахлобучили на себя велюровые шляпы. Тут и стало ясно, что это не кочки, а человеческие головы в шляпах, которые торчат из пещерок.

Самая крупная шляпа заколебалась, и из пещерки вылез цельный человек. Сняв шляпу, он приветственно помахал ею сказал:

- Добро пожаловать, дорогие Валерьян Борисычи!

Мы невольно переглянулись, только Суер поклонился и сказал:

- Здравствуйте, братья по разуму.

Шляпы в норках загудели, заздоровались:

- Здравствуйте, здравствуйте, дорогие Валерьян Борисычи!

А первый в крупной шляпе обнял Суера и расцеловал.

- Ну, как вы добрались до нас? - расспрашивал он. - Легко ли? Тяжело? Все ли Валерьян Борисычи здоровы?

- Слава Богу, здоровы, - кланялся Суер.

Меня всегда поражала догадливость капитана и его житейская мудрость.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке