Псих против мафии

Тема

Ильичёв Валерий Аркадьевич

Ильичев В. А.

I

Первое убийство Он нервно прохаживался по чахлой от жаркого солнца траве, где с одной стороны стояла беседка, а с другой - гаражи, и то и дело щупал внутренний карман пиджака, где лежал уже снятый с предохранителя пистолет. Близился вечер, но солнце все ещё нещадно палило, выжимая из тела мужчины обильный пот. Он проклинал и это немилосердное солнце, накалившее воздух, как в сауне, и плотный пиджак, и водителя "Жигулей", которого приговорил к смерти и ждал уже более часа.

Порой у него возникало желание отказаться от своего плана, вернуться домой, выпить бутылку холодного пива, принять освежающий душ и, включив трансляцию футбольного матча, завалиться на диван.

Словно угадав его мысли, четверо подростков, уже битых два часа тусующихся в беседке, стали громко обсуждать предстоящий матч "Спартак" "Динамо" и разом покинули свое пристанище, решив ехать на стадион.

Это позволило ему наконец-то укрыться в беседке от солнца и присесть на изрезанную ножами и бритвами лавку. Он с удовольствием вытянул усталые ноги, дав им отдых. От беседки до гаражей было метров тридцать, и мужчина прикинул, что за несколько секунд легко преодолеет это расстояние, как только появится машина его врага.

Коротая время, он начал рассматривать вырезанные на скамейке надписи. Здесь были не только матерные слова, но и весьма меткие, даже, можно сказать, философские замечания глобального характера, касающиеся всего мира и человечества, очень близкие ему по духу. Попадались и разные оценки отдельных личностей: Михаил пидар, Павел импотент, Анатолий дебил. Женщины изобличались в распутстве и склонности к половым извращениям. При этом сообщались детали, способные вызвать, скорее, повышенный интерес, нежели отвращение.

Уже через пять минут мужчине наскучило чтение этой своеобразной газеты, и он стал дремать, наслаждаясь приятно расслабляющей после изнурительного зноя тенью. И как это с ним часто случалось в последнее время, внезапно увидел себя как бы со стороны. Но ничего не испытал, кроме разочарования. Полнеющий, лысоватый, далеко не молодой, но выглядевший ещё старше своих лет, с морщинистым лицом и набрякшими мешками под глазами. Вдобавок дырка во рту вместо двух передних зубов, вставить которые он так и не удосужился - не было ни денег, ни времени. Да таким он вовсе не мог себе нравиться. Однако мысль о том, что в беседке сидит не просто неудачник, мучимый бездельем, а хозяин своей и чужой жизни, мститель, как он называл себя, коренным образом меняла дело. Мститель! Как беспощадно, как грозно звучит! И как таинственно! Ему очень нравилось это слово. Воспаленное воображение рисовало ему смелого, отчаянного человека, отважившегося на убийство. И, стряхнув с себя дремоту, он вновь почувствовал прилив энергии: теперь он сможет все.

Темнело. Одна за другой к гаражам подъезжали автомашины разных марок, по которым можно было судить о материальном достатке и амбициях их владельцев. Но он ждал "Жигули" вишневого цвета с двумя двойками в конце номера. И дождался. Машина въехала в арку и, лавируя в узком проезде между серовато-зеленой стеной давно не ремонтировавшегося старого дома и ощерившимся железными пиками ограды зданием детского сада, начала медленно двигаться в сторону сгрудившихся в дальнем конце двора гаражей.

Затаившийся в беседке мужчина напряженно приподнялся с жалобно заскрипевшей скамейки: "Он или не он?"

Внезапно наступившая темнота не позволяла издали рассмотреть номер "Жигулей".

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке