Подножье тьмы (17 стр.)

Тема

Только крикну, вас ногами вперед выбросят, пикнуть не успеете!

— Да ну! Газет мне только не хватало! — отмахнулся Шурик, увидев на той же доске не такой уж коротенький список жертвователей.

«Руководство ППГВ и редакция газеты „Вместе“ выражают сердечную благодарность организациям и частным лицам, оказавшим бескорыстную помощь…»

Какое отношение к газете «Вместе» может иметь жена главного редактора газеты «Шанс-2»? — удивился Шурик. — ППГВ — черт с ним! Но газета «Вместе»… Газета, в которой господина С.И.Иванькова травят беспощадно, без снисхождения… Странно, странно…

И объяснил техничке:

— Я ведь не просто так. Я занятость уважаю. Специально зашел. Слышал — ППГВ, почему не помочь? Пожертвования хороши к месту, правда? Вот я и приглядываюсь. Это ведь тоже ума требует.

И сунул техничке пятитысячную бумажку.

— Ну вот… — скривилась техничка, но от бумажки не отказалась. — Вам тогда в главный корпус. Пожертвования — это не здесь.

— Да я и сам вижу, — Шурик, наконец, изучил площадку. — Так и подумал, зайду, поговорю с умными людьми, посоветуюсь. Денежек у меня немного, терять не хочется…

— С этими не потеряешь, — несколько двусмысленно, но уже доверительно откликнулась техничка. — Эти, погодите, наведут порядок.

И сплюнула, тут же подтерев тряпкой свой плевок:

— Давно пора!

— Вот я и говорю. Денежки в ППГВ вложить это вложить те денежки в будущее.

— Во-во! — кивнула техничка. — И Сашка так говорит.

— Какой Сашка?

— Ну как? — удивилась синеглазая. — Известно, какой! Неелов, конечно! Он, Неелов, у нас один. Он порядок наведет, дай время.

— А что? Он тоже сейчас здесь? — обрадовался Шурик.

— А где ж им еще встречаться?

— Со Светланой Павловной? — быстро спросил Шурик.

— И со Светланой Павловной, — ответила техничка. — И с Виталием Иванычем. И с Юрием Прокофьевичем. Где ж им еще встречаться?

— Гуляют? — хитро подмигнул Шурик, суя техничке еще одну пятерку.

— Вы чего? — неожиданно обиделась техничка, от пожертвований, впрочем, не отказываясь. — Здесь не гуляют, здесь о будущем думают, — она явно повторяла чьи-то слова. — Вы сами-то кто? Сперва благодарность с блядями путаете, потом о гулянке! Да гуляй они, я бы на одних бутылках жила как на пенсии. Вон Хохлова в «Корвете», знаете, сколько на одних бутылках имеет!? А наши… Им бы поговорить, помитинговать… Если не на улице, так здесь… Запираются и говорят, говорят… Токуют как тетерева, дым столбом… Ну, минеральной воды попьют, кофе…

Синеглазая сурово нахмурила брови:

— Крысы!

— Как крысы? — удивился Шурик. — И Светлана Павловна?

— Светлана Павловна? Не-е-ет, — протянула синеглазая. — Светлана Павловна особенная крыса.

— Как особенная?

— Ну как, — объяснила техничка. — Крысы они ведь тоже разные. А Светлана Павловна вообще особенная… До того иногда наговорятся, что сил никаких нет. Лица багровые, глаза сверкают!

И грозно взмахнула тряпкой:

— Погодите! Они наведут порядок!

Они…

— А может, все же… того?… — подмигнул Шурик. — Просто от разговора не сильно-то раскраснеешься…

— Маньяк прямо! — озаботилась синеглазая техничка. — Ему о том, ему и о том, а он все на свое сворачивает! Говорю же вам, люди здесь дело делают.

— Допоздна?

— Еще как допоздна!

— И никаких бутылок? Ничего такого?

— Ну точно, маньяк! — убедилась техничка. — Они строгие! Встанут к рулю, вам за эти мысли влетит!

Она вздохнула. Видимо, ее тоже беспокоили некоторые мысли:

— Они всех к ногтю прижмут. Начнут с убийц, закончат карманниками. Никого не пропустят, все получат свое! Зато ночью можно будет гулять! Детей на улицу выпускать свободно!

— Каких детей? — не понял Шурик.

— Ну да, не слышали! — не поверила техничка.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке