Если покинешь

Тема

Хазри Наби

Наби Хазри

Перевод с азербайджанского - И. Лиснянская

В РОДНОМ СЕЛЕ

Старик,

Куда он и откуда?

Такая грусть в его глазах,

Такая боль в глазах,

Как будто

По веку - на его плечах.

Какою болен он тоскою?

Что потерял он на земле?

Остановился над Курою,

Застыл на маленьком холме.

О, как в глазах его светлеет

Родное небо над рекой!

Вершина горная белеет

Так недоступно далеко.

Но эхом юности минувшей

Летит с вершин орлиный крик,

Как вечностью, одной минутой

Переполняется старик.

Ах, ветер - ласковая юркость,

Вихры седые вороши

И вороши глухую юность

На дне измученной души.

Так простоял он до заката

Наедине с самим собой,

Пока колхозные ребята

С полей не двинулись гурьбой.

И у холма, от маков алого,

Сама, как молодость, быстра,

Не поднялась, не заплясала

Волна веселого костра.

Всегда находит собеседника

Тот, у кого душа полна...

И осветила щеки бледные

Костра веселая волна.

Присел старик на камень плоский,

И тут - как искры от огня,

Вопросы сыплются, вопросы,

А отвечать ему не просто

Трудней, чем гору приподнять.

- Кто я такой?

Зачем? Откуда?

Какие привели дела?

Я здешний.

Здешний я. Отсюда,

Как раз из вашего села!

Но много лет я дома не был,

И жизнь прошла в чужбинной

мгле.

Неласково чужое небо,

Морозно на чужой земле.

Далекой юности стремленья

Погребены в чужом краю...

И лишь одно, одно мгновенье,

Одно мгновенье возвращенья

Мне возвратило жизнь мою,

Но я села не узнаю.

А сердце радо, сердце радо:

Где удочки?

Где нищий кров?

Всего один был дом с верандой

Теперь здесь сто таких домов!

О, как здесь все переменилось:

В поля струятся родники,

Тропа в дорогу превратилась,

И в свет-кипение реки...

Нет, не от старости седины

Не так я стар, совсем не стар

Все это пыль, Все снег чужбины

Вот отчего таким я стал...

И тихо слушают сельчане,

И чутко светятся дома,

И повесть, полная печали,

Встает пред ними у холма.

ВАМ ХОЧУ РАССКАЗАТЬ...

Время трубило грядущие войны

И перемены по всей стране,

В тот день, говорили,

Пенились волны

Кура колыбельную пела мне.

Радость отца не имела границы:

"Вот кто прославит отцовский род!"

И к нашему дому шли веселиться

Баранов резали у ворот.

Отец улыбался:

"Пожалуйте, гости!

В дом Надир-бека входите, друзья,

Могу я на радостях золота горсти

Выбросить в реку! Входите, друзья!"

Жиром бараньим пропахла усадьба.

Знатные гости садились в круг,

Законы свои у рождений и свадеб:

И вот что в тот вечер пропел ашуг:

"Коль высохнет слово в груди твоей

Губы тогда будут гореть,

Коль оторвется ствол от корней

Ветки всегда будут гореть!

Жизнь пронесется своим чередом

С сыном достойным в доме, родном,

Очаг все года будет гореть!

Если покинешь родимый край,

Всюду, куда ни метнешься, знай,

Земля и вода будут гореть!"

Как много дорог у нас вверх и вниз,

Но самая трудная - это жизнь.

И кто о конце не подумал в начале,

Тот ли не сталкивался с бедой,

Не утопал ли в своей печали,

Словно затянут болотной водой?

Бывает, что озером море зовется,

А бурное море - наоборот.

Порою и в речке волна взметнется

И крепкую лодку перевернет.

О, с чем только я не встречался в жизни!

И до последнего вздоха порой

Тот, кто видал и орлиные выси,

Маленький холм величает горой.

МАЛЕНЬКИЙ ХОЛМ

Среди гор он холмик малый,

А среди холмов - гора.

Бьет в него копытом шалым

Быстроногая Кура.

И вздымаются туманы

На крутых его боках

Первородны, первозданны,

Неизменчивы в веках.

Влажной зеленью богаты

Здесь и лето и зима.

Любят нежные ягнята

Травы этого холма.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке