Наш сосед Македон

Тема

Ибрагимбеков Максуд

Магсуд Ибрагимбеков

Вот он стоит на углу. Второй час уже стоит. С прохожими здоровается, с соседями своими. Старательно здоровается, в гла-за заглядывает. Стоит...

Ничего хорошего из этого не выйдет. Вы спрашиваете: что же в этом плохого, если человек стоит на углу около своего дома? А это смотря какой человек! Если этот самый Македон стоит на углу, то добра от этого стояния не жди. Точно уста-новлено.

А может быть, он стоит на углу у клумбы с олеандрами и дожидается удобного момента, чтобы нарвать олеандров? Вряд ли. Не такой человек Македон, чтобы цветочки собирать. Цве-ты его не интересуют. Да и то сказать, кому в голову взбредет рвать олеандры? Самое последнее дело. Они хоть и яркие и пышные, но липкие все какие-то и пахнут новыми ботинками. Нет, на нашей улице никто из ребят олеандры рвать не станет, даже если над ними повесить табличку: "Цветов не рвать" или с каким-нибудь другим запрещением.

Правда, тетя Сури рассказывает, что один ее знакомый на-рвал олеандров. Нарвал и положил этот букет на ночь рядом со своей кроватью в закрытой комнате. Утром открывают двери - нате вам, знакомый тети Сури умер, отравился от запаха олеан-дров. Тетя Сури говорит, что это просто ужас. А, по-моему, раз уж нашелся такой чудак, который догадался и олеандров нар-вать, и в летнюю жару закрыть окна и двери в своей комнате наглухо, то такому знакомому тети Сури наступило самое время отравиться олеандрами. И еще удачно ведь получилось, что он в эту ночь один спал в этой комнате.

Ничего хорошего этот знакомый тети Сури в своей дальней-шей жизни не добился бы. Это всем вчера стало ясно во дворе, как только тетя Сури рассказала эту историю. Но все подумали про себя, что, может, тетя Сури все это придумала: она любит придумывать страшные истории. Она их, наверное, придумывает от скуки: работа у нее очень однообразная.

Если вы когда-нибудь пойдете к нам на базар и услышите что кто-то кричит громким голосом, самым громким на базаре: "Дрожжи! Перец! Чайная сода!" - так вы знайте, что это со-седка наша, тетя Сури. А вы сами понимаете, что если целый день громко кричать: "Дрожжи! Перец! Чайная сода!" - то в голову еще и не такое полезет.

А вчера тетю Сури было очень жалко...

Она была в гостях у завмага Абульфаза и гадала всей его семье на картах. Завмаг Абульфаз раньше работал на собачьей бойне, но оттуда его уволили за жестокое обращение с собаками. Одно время он был этим очень недоволен, всем жаловался и говорил, что его выжили завистливые сотрудники, но потом, когда устроился в магазин, успокоился и теперь ходит дома, а иногда и на улицу выходит в полосатой пижаме.

Они очень дружат: тетя Сури и семья завмага Абульфаза. Македон говорит, что не было бы этой дружбы, так тетя Сури не продавала бы на базаре дрожжи, перец и чайную соду - неоткуда было бы брать. Но это он, наверное, со зла говорит, за то, что тетя Сури не берет его в помощники.

Так вот, тетю Сури вчера было очень жалко...

Она гадала, а семья завмага Абульфаза сидела и думала, что это означает: "в скором времени казенный дом". Сам Абульфаз побледнел и сказал, что в наше трудное время казенный дом ничего хорошего означать не может.

Тетя Сури начала их успокаивать и говорить, что, может быть, это будет даже новый магазин, ну, в крайнем случае, больница. Еще она сказала, что у Абульфаза за последнее время очень расшатались нервы, и поэтому ему во всем мерещится тюрьма. Она посоветовала Абульфазу пить бром - тетя Сури здорово разбирается в медицине.

Потом тетя Сури попрощалась и ушла.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке